?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Воспоминания Иды Миримовой

Начало

В двадцатые годы существовало очень ясное и понятное определение того времени – «мирное время», и кусок его воплощала в себе семья Ольги Ниловны Телепневой.
Она, Ольга Ниловна, была, можно сказать без всяких преувеличений, любимицей города. Ее отец Нил Алексеевич Ладыгин был до революции главным врачом Опочецкой больницы и пользовался в уезде большой популярностью. Его сменила на этом посту дочь – Ольга Ниловна. С папой они сразу крепко сдружились, их объединяла одинаковая беззаветная преданность своему делу. И с мамой у Ольги Ниловны установились очень дружеские отношения, хотя родители никогда в доме Телепневых не бывали, как и они у нас. Это выглядит несколько странно, т.к. в Опочке, как, наверное, во всех маленьких городках, где свободного времени относительно много, было принято собираться вместе, коротать время: сегодня – у Вариятовых, затем у Белостоцких, Румянцевых, у нас…
Так вот: насколько я помню, никто никогда из семьи Ольги Ниловны в таких собраниях не участвовал. Ни в кино, ни в театр (летом в Опочку приезжали гастролирующие труппы) Телепневы не ходили.
И только позже я узнала и поняла, чем было вызвано такое «добровольное заточение» семьи: муж Ольги Ниловны, Сергей Васильевич Телепнев в прошлом был белым офицером. Не знаю, какой он имел чин, подвергался ли когда-либо ссылке, но тогда, в начале 20-х, было известно всем, что на работу его никуда не брали – ни в какую контору, даже на должность самого мелкого служащего. И это считалось тогда совершенно понятным: кто примет «бывшего», тому может не поздоровиться. Поэтому средства для всей семьи из четырех человек (она с мужем и двое детей) зарабатывала Ольга Ниловна, а Сергей Васильевич вел домашнее хозяйство.
Видеть его можно было только по утрам, когда он с плетеной корзинкой шел за продуктами на рынок. Высокий, худощавый, с седым бобриком волос, с прямой спиной военного, он обычно шел, не поднимая глаз, здоровался очень сдержанно, не вступал ни в какие разговоры. А днем его в городе вообще не встречали.
Казалось, такое распределение обязанностей в семье наложило отпечаток и на внешний вид супругов. Сергей Васильевич был строен, подтянут, изящен, фигура же Ольги Ниловны была мужеподобной: коренастая, широкоплечая, с красным квадратным лицом, крупными руками и ногами, громовым голосом. И одевалась она как-то по-мужски. Но человек она была прекрасный, с доброй открытой душой. Сердечная,
отзывчивая женщина, хороший врач. Ольга Ниловна была главным врачом больницы, папа – заведующим железнодорожной амбулаторией. Официально больные у них были разные, но кончался их рабочий день, и после небольшого отдыха отправлялись они вместе по всем своим больным, да еще и маму прихватывали (вдруг понадобится укол или перевязка). У нас дома Ольга Ниловна бывала, но не в гостях, а только по делу, если надо было что-то обсудить о больных. Нередко случались при этом недоразумения: у папы был 43-й размер галош, а у Ольги Ниловны – 42-й. Бывало, она их перепутает, наденет вместо своих галоши отца и уйдет, а ему в 42-й размер не влезть, он и кричит: «Опять эта чертова баба мои галоши надела». Но друг к другу они относились хорошо: папа звал ее Ниловной, она его – Юлинька или Коныч. Вместе они часто выезжали на вызовы в уезд. Ольга Ниловна как-то жаловалась маме: «Коныч меня совсем за женщину не считает, скажет вознице – останови лошадь, а сам в кустики». Мама начнет отцу выговаривать, а он хохочет: «Ну какая Ниловна женщина, она парень, свой в доску».

В Опочке Ольгу Ниловну все звали по имени, папу – «доктор», всех остальных врачей – по фамилиям. Говорили, например, так: вот идут Ольга Ниловна, доктор и Либерман. Объяснить это очень просто. До революции в городе был всего один врач – Нил Алексеевич, которого, а затем и его дочь, тоже единственного врача, называли по имени-отчеству. В 1917 г. в Опочку приехал мой отец – первый посторонний доктор, за ним и закрепилось обращение «доктор». А в середине 1920-х гг., на сытый рынок НЭПа в Опочку приехало несколько врачей: хирург Михалевич, окулист Кисин, ларинголог Сакьянц, венеролог Либерман. Всех их уже звали по фамилиям.

Провинциальные врачи вообще всегда были универсалами – терапевтами, акушерами, ларингологами (Ольга Ниловна еще и гинеколог), никакого разделения на детских и взрослых врачей не существовало.

...

Как-то летом отца призвали на военный сбор (это делалось периодически, раз в несколько лет). Военный лагерь располагался в нескольких километрах от Опочки, и каждое утро папе подавали дрожки. А однажды вместо дрожек красноармеец привел верховую лошадь, старую белую кобылу, но отец никогда в жизни не ездил верхом. Он даже понятия не имел, как ему забраться на эту лошадь. Но выход нашел: подвел лошадь к скамеечке, а уже с нее, навалясь животом, взгромоздился на лошадь. И потихоньку поехал. А когда приехал в полк, снова беда: как слезть. Увидел, что идет комполка, подозвал его поближе. Тот подошел и стал рядом, отец обнял его за шею и стал на него валиться. Комполка потом говорил: «Я думал, доктор пьян».

Закончились военные сборы, и полк торжественно под звуки оркестра возвращался в Опочку. Замыкал шествие папа, мирно трусивший на своей белой кобылке. Была толпа встречающих, готовился митинг. Когда смолк оркестр и должны были начаться официальные речи, в группе ожидающих раздался гулкий хохот Ольги Ниловны, и она громогласно воскликнула: «Коныч въехал в Опочку, как Скобелев, на белом коне!». Кругом захохотали, торжественность момента была несколько смята, но фраза эта потом долго гуляла по городу.

Во время войны Ольга Ниловна осталась в оккупированной Опочке. Уже после войны Псковское издательство выпустило книгу, в которой говорилось, что она помогала партизанам, прятала и лечила раненых.

отсюда

Продолжение следует.

Comments

( 44 Уже прокукарекали — Прокукарекать )
karyatyda
7 мар, 2016 19:13 (UTC)
Спасибо! Почему-то пропустила начало, а тут такая прелесть.
super_kakadu
7 мар, 2016 19:42 (UTC)
Я сам с таким удовольствием читаю эти воспоминания!
karyatyda
7 мар, 2016 19:57 (UTC)
Мемуары очень люблю, мама еще в детстве приучила. Но сейчас в общем потоке очень трудно выцепить хорошие. Так что еще раз спасибо за подсказку.
super_kakadu
7 мар, 2016 20:17 (UTC)
И я вот тоже поклонник хороших мемуаров. =)
karyatyda
7 мар, 2016 20:38 (UTC)
Из относительно недавних "Подстрочник" Лунгиной очень хорош.
super_kakadu
7 мар, 2016 21:02 (UTC)
Да-да, согласен - от него было не оторваться!
karyatyda
8 мар, 2016 07:24 (UTC)
У Corpus'а вообще очень хороший подбор изданий.
super_kakadu
8 мар, 2016 11:02 (UTC)
Помню, что какое-то время тому назад (про сейчас просто не знаю) мне нравились издание детских книг "Янтарного сказа" - было ощущение, что в руки берешь произведение искусства.
karyatyda
8 мар, 2016 15:15 (UTC)
Они и были произведением искусства. На всех выставках ходила на их стенд любоваться.
super_kakadu
8 мар, 2016 15:17 (UTC)
Мы и в этом вопросе совпали! =)
karyatyda
8 мар, 2016 15:21 (UTC)
Я еще группу таких товарищей знаю.)
super_kakadu
8 мар, 2016 16:11 (UTC)
Охотно верю! =)
super_kakadu
8 мар, 2016 17:00 (UTC)
=))
Я вот даже думал серию постов про эти книжки написать, да всё обстоятельства мешают. =))
karyatyda
8 мар, 2016 17:29 (UTC)
Ой, хорошо бы.) Хотя я и сама никак не соберусь написать о прочитанном. Не очень умею.
super_kakadu
8 мар, 2016 17:35 (UTC)
Про себя могу лишь сказать, что я сам явно не "попугай - золотое перо" =))
karyatyda
8 мар, 2016 17:49 (UTC)
Не возьмут нас в литературные критики.))
super_kakadu
8 мар, 2016 17:55 (UTC)
Или перья повыдёргивают. =))
karyatyda
8 мар, 2016 18:02 (UTC)
*уныло, нахохлившись* Могут...
super_kakadu
8 мар, 2016 18:06 (UTC)
=)) Но мы не будем о грустном! =)
karyatyda
8 мар, 2016 18:52 (UTC)
Да. Напишем как умеем.)
super_kakadu
8 мар, 2016 19:16 (UTC)
Ага!
*Только я с Вами не согласен - Вы-то очень хорошо пишете, так что это я напишу как умею, а Вы как всегда - замечательно!
karyatyda
8 мар, 2016 19:32 (UTC)
Спасибо.) Мне хотелось бы написать иначе, а не получается. Вместо толкового разбора - щепотка впечатлений. А по-другому никак не выходит.
super_kakadu
8 мар, 2016 21:01 (UTC)
Искренняя щепотка впечатлений дорогого стоит.
karyatyda
9 мар, 2016 14:43 (UTC)
Осталось внятно сформулировать.))
super_kakadu
9 мар, 2016 16:11 (UTC)
У Вас отлично всё получается!
karyatyda
9 мар, 2016 17:40 (UTC)
Вы внушаете мне уверенность, спасибо.))
super_kakadu
9 мар, 2016 21:27 (UTC)
Так ведь правду же курлычу!
in_es
7 мар, 2016 20:52 (UTC)
Читаю оригинал. Прекрасно!
super_kakadu
7 мар, 2016 21:04 (UTC)
Вот и я от них оторваться не могу.
belka_unit
7 мар, 2016 21:01 (UTC)
Спасибо, очень такое люблю. Замечательные люди были.
super_kakadu
7 мар, 2016 21:05 (UTC)
Да, это правда - то ли жизнь другая была, то ли видели её чуть иначе.
marusa_muse
8 мар, 2016 07:59 (UTC)
Увидел, что идет комполка, подозвал его поближе
)))))))) Представила в лицах!)))
Спасибо, Дорогой мой птиц! Замечательные воспоминания!
super_kakadu
8 мар, 2016 11:03 (UTC)
Re: Увидел, что идет комполка, подозвал его поближе
О, ты-то точно комполка можешь себе представить! =)
super_kakadu
8 мар, 2016 17:38 (UTC)
Re: Увидел, что идет комполка, подозвал его поближе
И ещё раз тебя с праздником, Маруся! =)
marusa_muse
8 мар, 2016 19:15 (UTC)
Re: Увидел, что идет комполка, подозвал его поближе
Спасибо Дорогой мой птиц!))
super_kakadu
8 мар, 2016 19:24 (UTC)
Re: Увидел, что идет комполка, подозвал его поближе
Обнимаю тебя, Маруся!
qqqsss
8 мар, 2016 08:18 (UTC)
Как интересно следить за возникновением и эволюцией врачебной специализации.
super_kakadu
8 мар, 2016 11:04 (UTC)
А ведь да - я как-то раньше над этим и не задумывался.
qqqsss
11 мар, 2016 05:16 (UTC)
У меня есть русский перевод Авиценновского лечебника- он же был универсал. никаких специализаций. Включая фармакологию, ну, на тогдатошнем уровне, лекарства готовил тоже лично сам, а не нанятый провизор.
super_kakadu
11 мар, 2016 21:45 (UTC)
Да, тогда врачи были универсалы.
mar_mi
17 мар, 2016 06:16 (UTC)
люблю читать такую прозу-воспоминания, из первых уст очевидца, так сказать, интересно и достоверно. Спасибо, что публикуешь, милый друг, я, например, не читала Иду Миримову ранее.
super_kakadu
18 мар, 2016 18:35 (UTC)
Благодарю за тёплые слова, Марьяна - и я вот тоже поклонник мемуарной прозы.
( 44 Уже прокукарекали — Прокукарекать )