April 6th, 2011

Прадо, Прадо в Эрмитаже! Мы уже слетали даже!

А было всё так – однажды под вечеррр, внезапно войдя в волнительный ррраж,  я заявил всем: суть моей ррречи  – что попугаю поррра в Эрмитаж!

Ларрра с Андрррюшей вздохнули тихонько, Пусику мы поррручили котёнка и полетели дррружной семьёй, чтоб с впечатленьем верррнуться домой, и рррассказать нашим добрррым котам о том, что мы всё-таки видели там.

И да, я увидел там полотно, увы, я не знал о нём ррраньше, оно – не только прррекрррасно, оно – идеал, но почему же я ррраньше не знал?! Я пррросто не знал, и я был лопухом! Но как же я счастлив сегодня пррритом! Вы спррросите, в чём же пррричина сия? – Всё суперррски пррросто, – отвечу вам я: вы посмотрррите на эту каррртину, вы сррразу поймёте волненья пррричину, вы сррразу поймёте восторррг попугая, как я закррружился, по залу летая!



Жан Ранк рррисовал, я горрржусь им, горрржусь, я ррразных насмешек давно не боюсь! Да, я герррой, только скррромный, в углу, пусть я пока стою на полу, но я уже тррретье столетье в фаворрре, рррядом коррроль Карлос Третий в уборрре, маленький мальчик – юный ботаник, (это не стёб, он в науке – не чайник!), маленький мальчик в теме был крррут, да и потом ещё тот баламут (в самом хорррошем, поверррьте мне, смысле),  мысли, рррефорррмы черррпал коррромыслом  у лучших умов, самых ррразных людей и не чурррался смелых идей. Но это всё будет нескоррро, потом, сейчас же он пррросто стоит за столом, чтоб оттенить мою крррасоту, но это понятно итак за верррсту!