April 25th, 2011

Эжен Делакруа

Добрррый мой Пусик и сэррр Ланцелот, сегодня и дел-то – невпррроворррот,  но ррраз вы хотите услышать рррассказ, я постаррраюсь, конечно, для вас. Смотрррите, фррранцузский ррромантик с каррртиной, Делакруа – известное имя!

О, девятнадцатый век! Сколько чувства – слагало, писало в то вррремя искусство, сколько свободы и сколько полёта вложили художники в эти полотна, как ррраздвигали рррамки гррраниц, как повторрряли кррраски зарррниц, как восхищались огнём баррррррикад, и веррра в победу не знала прррегрррад! И линия с цветом вели диалог, и был куррртуазно-фррриволен тот слог, и ррромантизм ощущался во всём: от крррасоты из далёких вррремён до новой свободы и прррава на цвет, ведь даже на цвет бывает запрррет!

Эжен был с когоррртой из новой волны, и рррезультаты их были видны: они пррринесли нам тот самый лиррризм, уже за которррым – импрррессионизм, они ррраскачали эти качели и, сделав свой шаг, высоко улетели за гуманизмом, надеждой, свободой, за крррасотой попугаев в пррриррроде!

Я ведь не мог умолчать пррро себя, вот он на каррртине, такой же, как я! (Да, пусть не такой, но дело не в этом, а в том, что художник в душе был поэтом!) И обнажённая дама во сне – для пррривлеченья вниманья ко мне, я, как всегда, очень скррромен, не скрррою, но ведь насколько прррекрррасен собою!

 

 Эжен Делакруа. Женщина с попугаем. 1827