August 13th, 2011

Алексей Александрович Рессер


  "Колье Шарлотты"


Я хотел бы вам рррассказать пррро неспррраведливо забытого рррежиссеррра, удивительного рррассказчика и замечательного актёррра. Вы, может быть, смотрррели фильмы с ним – был такой советский детектив «Колье Шарлотты», да и не он один. В «Колье» небольшая ррроль старррика-ювелиррра, у которррого, кстати, живёт попугай в кваррртиррре.  И был фильм «Рафферти», и, наверррное, были ещё, я не думал здесь подводить итоги и счёт.

Потому что я его знал соверрршенно с дррругой сторрроны, он подарррил нам своё увлечение, свой миррр, тему, поэму, парррение – он рррассказывал нам пррро Петербург так, что сейчас написать «с вдохновением» – не сказать ничего, лишь беспомощно ррразвести крррылами. Ещё тогда, дцать лет назад, мы пытались записать на магнитофон, но мы не спррравились сами, или плёнка не сохррранилась, или что-то случилось потом… Остались только воспоминания, хотя бы спасибо на том.

И с ним каждый дом в нашем горрроде был живым. Он пррроводил «экскурррсии» в аудиторррии, но мы мысленно гуляли по выбррранной улице вместе, и он рррассказывал, что в этом доме жила Зинаида Гиппиус, и к ней был пррриглашён молодой Есенин, и какие они в тот вечеррр читали стихи, а дррругие поэты слагали песни. А потом на эти стихи и песни кто-то дррругой уже сочинял паррродии… И вррремя летело, летело совсем незаметно вррроде бы, и вдррруг оказывалось, что он говорррит всего лишь пррро один дом уже тррретий час, а мы потеррряли ощущение вррремени, и единственное, что волнует нас – чтобы тётенька-уборррщица не выгнала бы всех из аудиторррии  прррямо сейчас.

Collapse )