November 11th, 2014

Исаак Иткинд (3)

Наталья Сац. Новеллы моей жизни
(отрывок)

...Стою одна среди хлама и облупленных стен, но внутренним глазом вижу новое и новое. Верхнее фойе превратится в «золотой» зал с длинным резным диванчиком, обитыми золотистым бархатом, местами для маленьких зрителей и… юртой — вон у той стенки, в глубине. Айтыс акынов навеял эту мысль. Пусть в юрте лежит много подушек вокруг деревянной скульптуры сидящего посередине Джамбула в натуральную величину, а когда малыши будут садиться вокруг него на подушки… Чудесно! Дети так любят устраивать себе свои домики, их радуют даже примитивные маленькие шалаши, а тут — юрта с потолком!
Мысль о Джамбуле заставляет меня спрашивать многих, не знают ли талантливого скульптора. Мне рекомендуют скульптора И. Иткинда. Оказалось, он уже давно мечтал резать из дерева сидящего со скрещенными ногами Джамбула.
Об Исааке Иткинде — художнике знавшие его говорили с восторгом. Но, вероятно, война крепко ударила его. Одет он был в какие-то допотопные брюки, с плеч ниспадала черная крылатка, словно бы сохранившаяся еще с тех времен, когда Ленский стрелялся с Онегиным. С шеи свисал видавший виды черный шелковый бант, а из дырки линялого рукава откровенно выглядывал локоть. И все же чело И. Иткинда, обрамленное седыми и прямыми, как у композитора Листа, волосами, было озарено своим видением мира, мудрым и зорким, что особенно примечательно, потому что его глаза словно спорили с его же застенчиво-детской улыбкой.

Collapse )

Исаак Иткинд (4)

Домбровский Юрий. Гонцы

ХУДОЖНИК ИТКИНД

(два отрывка)

Это случилось уже в последнюю нашу встречу, значит года за три до его смерти.
В тот мой приезд в Алма-Ату кто-то из наших общих знакомых вдруг сказал мне: "Вас хочет видеть Иткинд. Зайдите к нему".
Надо признаться, приглашение было совершенно неожиданным, мы ведь не виделись с Иткиндом очень давно: расставание было внезапным, разлука долгой, а потом я в Алма-Ате бывал только наездами. Да и вообще, как так ни с того, ни с сего тревожить очень занятого человека, которого лет десять как потерял из вида? Я слышал, что у Иткинда новая мастерская, и он проводит в ней все время, с утра до вечера. Некоторые из новых работ Иткинда, фотографии с них я видел, и они меня совершенно ошеломили. Тогда-то я и понял, что Иткинда-скульптора я по существу не знаю совсем.
В то далекое утро лета 1946 года, когда он вошел ко мне в номер послевоенной и уже почти вовсе упраздненной гостиницы, у него и за ним не было ни фотографий, ни набросков, ничего, кроме небольшого, четырехугольного чемоданчика, а в нем общей тетради, наполовину уже выдранной и на четверть исписанной его совершенно невероятным почерком. Кто видел эти каракули, тот их верно не забудет. Правда, потом на моих глазах и отчасти даже в моем номере Иткинд слепил два портретных бюста, но, по чести сказать, какое я мог иметь по ним понятие о Иткинде-мастере? Но об этом потом.
Итак, приглашение меня порадовало. Я пришел в назначенное время и застал уже изрядную компанию. Был журналист, был заезжий искусствовед, были соседи. Все сидели за столом, пили чай и слушали хозяина. А он пышно раскидывал одну из своих обычных историй.
Теперь я пропущу все относящееся к нашей встрече и этому рассказу и перехожу к самому концу.
Когда гости уже собирались уходить и все поднялись из-за стола, Иткинд вдруг сделал мне короткий приглашающий знак рукой. Я наклонился к нему.
- Пройдемте в мастерскую, - сказал он негромко.
- Да ведь мы только что из нее, - удивился я.
- Еще раз. Я кое-что вам еще покажу, вот Соня откроет нам.
Мастерская была тут же, только с крыльца спуститься. Жена Иткинда оказалась впереди нас, а гости, которые вдруг о чем-то заспорили, обступили какую-то скульптуру и даже не заметили нашего ухода. Втроем мы зашли в мастерскую. Иткинд зажег свет. Все это мы видели час назад, но Иткинд хитро поглядел на меня, прищурился и спросил (кто с ним говорил хоть пять минут, тот никогда не забудет этот резкий, ясный, насмешливый и постоянно как бы подпрыгивающий голос. Таким голосом хорошо рассказывать одесские анекдоты).
- Вот я вам рассказывал, как проюркну в рай, а меня поймают и потащут в ад. Вы все помните?
Ну еще бы я не помнил этот, пожалуй, самый любимый из иткиндских рассказов! Я не раз слышал его уже в те сороковые годы. Это была история с диалогами, приключениями, недоразумениями и переодеваниями и с массой очень смешных подробностей. Ведь Иткинд в рай пробрался "фуксом", но небесные стражи его выявили, выловили, притащили в небесное управление. Иткинд вертелся, юлил, представлялся дурачком, говорил, что в рай он прошел по законному пропуску, не понимал, что от него хотят и совсем сбил было с толку простодушных чертей. Но ангелов так не собьешь. Ангелы-то, они проницательные и злые. И среди них попался настоящий следователь по потусторонним делам, и вот Иткинда уже раскололи и с гиком, визгом, шутками-прибаутками потащили в ад. Сиди и не рыпайся!
Collapse )

Исаак Иткинд (5)

Анипко Валерий

(отрывок)


И было это ещё в 1965 году… Я тогда уже работал и учился в 10 классе вечерней школы… А раньше, кто ещё и учился, один день в неделю на работу можно было не выходить… Положение было такое – типа, этот день должен был посвящён усиленной подготовке домашних заданий… Как же… Щас… Лично я, например, в эти дни ходил на рыбалку… Джамбул находится на берегу реки Талас - так под мостом через неё есть шлюз, распределяющий воду по каналам… Самый крупный канал, идущий через самый центр города, назывался «Волторка»… Что это обозначало – до сих пор не знаю… Но главное, что он проходит через «Майскую рощу», названной так потому, что после демонстраций 1 мая там всегда проходили массовые «маёвки»… В том смысле, что народ расстилал одеяла, выкладывал на них закуски и праздновал… Музыка, волейбол, футбол, кто хотел – загорал… В Южном Казахстане же в апреле-мае уже бывает до +20-+25 в тени…

Так вот, пошёл я в эту «Майскую рощу» в канале рыбку половить – там очень крупные пескари, «сарга» - плотву так называют, маринки и сазанчики всегда неплохо клевали… Во всяком случае – без рыбы я никогда не возвращался… Пришёл, ловлю… На одну удочку, бамбуковые тогда были, пескарей одного за одним таскаю, на другую, наживлённую здоровой личинкой картофельного жука, уже штуки три хорошие маринки поймал… И тут подходит ко мне, и садится на бревно, на котором я всегда располагался, какой-то бородатый дедок… Ростом – метр с кепкой, штаны на нём широкие пузырями, рубашка навыпуск… Тогда слова «бомж» ещё не было, но он был именно такого обличья… Поздоровался, я ответил…

- Младой чилевек, ви не будите категоичэски против, если я здесь пасижю…?...
- Да ну, что Вы, пожалуйста, присаживайтесь…
- Видите ли, ми пгибыли с Алма-Ати, так как моей Софе загорелось сгочно встгетиться с родственниками… А оно мине надо…?...
- Ну, в гости у нас и ездить, и встречать их – всегда приятно…
- Ви не пгедставляите, какие тут изумительние дегэвья… Как ви думаете, что они здесь, а не у миня в Алма-Ате…?... И как вам это нгавится…?... Ви видете, нет ви толька посмотгите, что я нашёл…

Collapse )

Александр Галич. Исаак Иткинд (6)

Александр Галич у микрофона. Рассказ о Марке Шагале и Исааке Иткинде



отсюда
За ссылку большое спасибо eliratus

Пррредыдущие посты:
Исаак Иткинд (1)
Исаак Иткинд (2)
Исаак Иткинд (3)
Исаак Иткинд (4)
Исаак Иткинд (5)