August 17th, 2015

"Как будто жизнь качнется вправо, качнувшись влево"

Всё пррроисходит само собой, слово за слово.
После рррассказа о сёстрррах Гиппиус, мой добрррый дррруг mar_mi вспомнила, что и она когда-то писала о неверрроятно ррразной участи, которррая выпала на долю двум сестрррам. И такой пррронзительной и грррустной оказалась та исторррия, что я понял - мне не пррролететь мимо.

Пусть это будет новая тема для воспоминаний о судьбах наших ррродных и знакомых.



Иосиф Бродский


Collapse )

"Мойррры" (1)

И опять я с благодарррностью жду ваших рррассказов.


mar_mi
Сестры

   Осенью у нее всегда стынут руки и снятся плохие сны. Тося просыпается и идет греть чай: набирает воду в видавший виды чайник с клеймом КВЖД (память об отце, когда-то работавшем инженером), ставит на плиту и ждет. В доме тихо и тепло, но память не оставляет ее и приходит в снах: арест и смерть отца, 10 лет лагерей навсегда застудили ее, лишив детей, надежды и своей семьи. Только дом, выстроенный дедом, дождался ее в 51-м, да две тетки - сёстры отца, прожившие вместе с ней всю жизнь. Тетки уверяли, что пока в доме висит огромная семейная икона св.Николая - их не выселят. Как ни странно, так и случилось: несмотря на то, что дом стоял на центральной улице и был конфискован 1-й этаж, где была бакалейная лавка деда, второй жилой этаж остался за семьей Тоси. И Тося прожила всю свою долгую жизнь в этом доме, похоронила теток и продолжала надеяться на встречу с сестрой.
   Иногда Тося доставала из желтого конверта жесткий твердый диск и аккуратно ставила пластинку, где неведомая певица пела, подскакивая и шипя под иглой: "Оцвели. Уж давно. Хризантемы! в саду! "

Collapse )