August 19th, 2015

Наши бабушки и дедушки. Часть седьмая

Перрррвую, вторррую, тррретью, четвёррртую, пятую и шестую части можно прррочитать по ссылкам.


luvida
Моя бабушка Анфиса Егоровна

Моя бабушка с раннего детства была мне самым близким человеком. С ней первой я делилась своими проблемами, сомнениями и событиями. Не всеми, конечно. Потому что (вот сейчас, знаю, многие мои знакомые мне не поверят. А зря!) я очень закрытый человек. Но всё, чем моя душа готова была поделиться, первой узнавала она - моя неграмотная деревенская бабуля.



Потому что мудрости, житейской сметливости и чувства сострадания ей было не занимать.
"Подружками" нас с бабушкой с сарказмом называл мой отец, а её, соответственно, зять. Они друг друга, мягко говоря, недолюбливали. Бабушка не могла простить жестокосердому зятю испорченную судьбу своей единственной дочери. В этом противостоянии я была на стороне бабушки.
Моя бабушка-подружка любила рассказывать мне про свою молодость. Она часто вспоминала своего мужа Павла Николаевича, с которым навсегда рассталась в 30 лет. Проводила в июне 1941 года на фронт и вскоре получила извещение о том, что Печеницын Павел Николаевич пропал без вести.
- А почему ты больше замуж не вышла? - спрашивала я. - Никто не сватал?
- Да сватали, как не сватать. Дак я Пашку ждала. Он ведь не погиб! Всё думала, вернётся. Нинку рОстила, он её шибко любил. Всё книжки ей читал: "Снежинки, снежинки на книжке у Нинки".
И по бабушкиным щекам скатывались слезинки. То ли по мужу плакала, то ли из-за дочери своей "непутёвой", которая в первом браке родила пятерых детей (из коих я была старшей) и оставила их на воспитание бабушке. Во втором браке у моей мамы родились ещё две дочери, которых после её смерти (мама умерла в 43 года) воспитывала уже я.
Collapse )