super_kakadu (super_kakadu) wrote,
super_kakadu
super_kakadu

Воспоминания о войне (7)

Опубликованное ранее: (1), (2), (3), (4), (5) и (6).

bortans
У меня воевали оба дедушки: по папиной и маминой линиям. Дедушка по папиной линии был директором завода (у нас в бумагах сохранился приказ Кагановича о его назначении) и имел “железную” бронь, но он раз за разом подавал заявления на фронт и в итоге добился, чтобы его призвали. Он пропал без вести... Но мой папа родился до войны, поэтому потом смог родиться и я.

Дедушка по маминой линии остался жив, и поэтому после войны смогла родиться моя мама. И это большое везение, потому что из того, что дедушка рассказывал о войне - у него было намного больше шансов погибнуть, чем остаться в живых.

Его призвали 2-го января 1942-го года и он воевал до 6-го сентября 1944-го, когда был отправлен в тыл после ранения, из-за которого он потом получил инвалидность. До войны он был главным бухгалтером в институте, никогда в армии не служил, и призвали его в 37 лет. Он не был “героем” до войны (а кто из нас герой?), но во время войны стал им, как и все остальные. Хотя можно ли назвать это геройством и кто такие герои? Он просто выполнял свои обязанности и выполнял их честно.

Мой двоюродный брат записал видео-интервью с дедушкой в 1997-ом году, где он рассказывает о своих родителях, родственниках, о своей жизни и о войне. Я очень счастлив, что есть это интервью, иначе я бы забыл многие из его рассказов о его жизни. А еще остались его треугольные письма бабушке с фронта. И осталась похоронка, которую бабушке по ошибке прислали после его ранения, поскольку в том сражении погиб весь взвод, в котором служил дедушка. Но она не верила, что он погиб и продолжала ему писать, пока он не ответил из госпиталя. Что бы осталось в наше время? Emails и история скайпа? Пока не полетит жесткий диск или флешка, или сервер какой-то социальной сети, или кто-то не очистит историю скайпа за ненадобностью?

Дедушка не очень много рассказывал о войне, и эти рассказы трогали не только описанием событий на фронте, но и тем, что именно оставалось у него в памяти через много лет. Война была просто одним из событий того времени. Да, очень важным, но она не заполняла собой всю жизнь. Люди продолжали жить, и продолжали радоваться и огорчаться повседневным вещам не связанным с войной. Дедушка рассказывал о перчатках, которые плохо грели, и о новых белых сибирских полушубках. О налете авиации, когда на земле визжали раненые свиньи, что было страшнее самого налета. О том, как он в письмах спрашивал бабушку, как учатся и ведут себя его дочери, и почему старшая дочь мало ему пишет. Как он на фронте продавал выделяемую всем махорку (он не курил) и отправлял деньги бабушке. О том, как бабушка родила одну из дочерей на пути в эвакуацию и в поезде сушила пеленки на груди.

Он рассказывал, как в его первом бою молодой лейтенант сказал ему (совершенно неопытному, без какого-либо обучения, представьте нас на его месте!) не рваться вперед, а сначала осмотреться, и как потом лейтенант погиб в этом бою, а дедушку только легко ранило. И как потом было много случаев, когда дедушка оставался жив только случайно: “Мы лежали в окопе, мой друг татарин и я. И нам принесли утром на двоих бутылку водки и сухой паек. Я говорю: “Будешь пить?” Он отвечает: “Нет, знаешь, у меня такое настроение... не буду”. И через две минуты снаряд падает в окоп и убивает его, а я на расстоянии полметра от него остаюсь жив”.

С болью рассказывал про другого молодого лейтенанта, которому снарядом раздробило весь пах. И про другого офицера, который уехал на задание, а вернулся без ног. Как дедушка с товарищем нес орудие, его товарищ попросил поменяться местами, и через несколько минут на место товарища падает снаряд и убивает его, а дедушку только ранит. Рассказывал как он был пулеметчиком на пулемете “Максим”, как защищал Ленинград и прорывал блокаду, как освобождал Эстонию и форсировал реку в Тарту.

В школе я всегда ходил с ним на Парад Победы (потом я учился в другом городе и не мог приезжать в мае). Раны его беспокоили все годы после войны, но он никогда не жаловался, только иногда потирал раненые локоть и запястье (у него был перебит локтевой нерв) и ногу, в которой остались осколки, которые нельзя было достать. После войны он вернулся в институт и продолжал много лет работать главным бухгалтером, а потом был председателем товарищеского суда. Он был коммунистом, но плохо относился к Сталину и приветствовал перестройку, потому что понимал, что стране нужны перемены. Всю жизнь он сохранял ясность ума, хорошую память, остроумие, любопытство и интерес к жизни. Правда когда я ходил с девушками на свидание, он меня спрашивал: “А кто ее родители? И в чем она была одета? Наверное белый верх и черный низ?” :)

Мой дедушка умер 12 лет назад, когда ему было почти 100 лет. Перед смертью его особенно сильно беспокоила нога, ничего не помогало, и один раз он заснул и не проснулся. Если бы не военные раны, он бы прожил еще много лет. В нашей старой квартире на его кровати на подушке лежат его ордена и медали...

oreninga
бабулечка
Лена.Ушла на фронт в 18 лет.Потом вернулась..я почти всё детство с ней провела.На 9 мая как то собрались бабульки-ягульки(я их так называла)Грандиозный стол.наполеон..Потом все ушли,и вечером бабуля рассказывала мне.Запомнила:Полк девчат-слухачей.Переправа через какую то бурную речку.Бабулька -истеричка по натуре,поэтому я как в живую вижу:падает в воду,дыхание перехватывает,орёт,вот-вот утонет,там,где по колено.Сержант,мужик какой то:хватает её за шкирку и как котёнка переносит на берег.все вернулись из Оренбурга.Сержант тот многих спас.
эшелон.Едут в Чехославакию. Начали бомбить.Ночь,грохот,вспышки.крик-всем лечь на пол.Эшелон по рельсам только туда-сюда катается.Страшно.В ту ночь,бабуля металась и стонала во сне.

obezzyann
Война
Юру забрали в армию осенью 1940-го. Дальнейшая жизнь была ему совершенно ясна. Сейчас он будет выступать за Вооружённые силы, а после армии вернётся на свой завод и будет делать спортивную карьеру. Его ведь уже приглашали в сборную по волейболу, да и городской чемпионат по городкам он выиграл.
Но в 41-м началась война, и спортсменам была уготована иная участь. В сентябре 41-го начались занятия в первом в стране Воздушно-десантном училище, и Юра стал одним из первых курсантов ВДВ. Учёба длилась всего полгода, весной 42-го Юра получил звёздочку младшего лейтенанта и взвод таких же, едва обученных, солдат под своё начало. Приближалась Сталинградская битва.
Таня была отличницей, она закончила школу с медалью и осенью 1940-го поступила в МГУ. Но в 41-м началась война, и Таня пошла записываться в армию добровольцем. В военкомате её долго отговаривали, несколько раз отправляли домой подумать, но потом сдались, зачислили Таню в Красную армию и отправили на курсы радистов.
Сбрасывать десант на хорошо укреплённых немцев было, наверное, не лучшей идеей. Юрин взвод расстреляли ещё в воздухе, а потом прошлись миномётным огнём по месту приземления. Так первый бой Юры стал и последним. Но высота, оставшаяся в руках немцев, была важна, поэтому на следующий день в атаку бросили уже серьёзные силы. К ночи высоту удалось взять, а наутро можно было заняться убитыми и ранеными. Юру нашли с простреленной ногой, множественными осколочными ранениями, но живого.
Что можно было сделать в полевом госпитале? Только промыть раны и дать обезболивающее. Надо было ждать транспорта в стационар. Но время, проведенное на поле боя, не прошло даром, начиналось заражение крови... Раздробленную стопу хирурги смогли собрать, пулевую рану заштопали, а вот правая рука... Сегодня, возможно, ее еще можно было бы спасти, но тогда, в прифронтовом госпитале, очень многим тяжелораненым доставалось только два лечебных средства - морфий и пила. Руку ампутировали.
Крест на мечтах о спортивных рекордах, крест на рабочей карьере, да и как девочки будут реагировать на однорукого, тоже не совсем понятно. Но спортивная закалка сделала свое дело, Юра нашел в себе силы признать потерю руки свершившимся фактом и начать планировать свою жизнь из этого факта исходя. Вот тут-то и подумалось, что в так презираемых прежде науках, возможно, и скрыт некий тайный смысл. Но чтобы узнать это, надо было учится. Впрочем, времени хватало. Это с рукой поступили просто, а вот остальные раны предстояло еще лечить и лечить. Юра провел в госпиталях больше года, успев научиться писать и делать все необходимое левой рукой, наверстав все то, что не успел выучить в школе.
В 1944-м Юра поступил в МГУ, а в 45-м перешёл на второй курс.
После окончания школы радистов Таня получила лычки, и была отправлена на фронт. Ей повезло больше, хотя одну шинель пришлось всё же поменять, потому что она вся была иссечена осколками, но сама Таня не пострадала. В сентябре 45-го её досрочно отпустили из армии, чтобы она могла продолжить учёбу. Таня восстановилась на втором курсе. Там они с Юрой и познакомились. А потом вместе пошли в аспирантуру, поженились, защитили кандидатские, а с годами и докторские...
Но если бы не война, Юра никогда не пошёл бы учиться, и Прабабушка Малыша никогда бы не встретила его Прадедушку...

kukmor
Спасибо
Tags: дрррузья, наши воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments