super_kakadu (super_kakadu) wrote,
super_kakadu
super_kakadu

Categories:

"Я встррретил вас" - наши воспоминания. Часть перррвая

И я пррродолжаю ждать ваших рррассказов.

camomile
Памяти Дениса Шустова (panteley)
18 января 2007

Неправда, друг не умирает,
Лишь рядом быть перестает.
Константин Симонов


Думаю, что близкие друзья еще напишут на страничке in memoriam о том, каким был о. Пантелеимон, и соберут фотографии, скажут слова...
У меня сейчас на фоне этой смерти всё суетное ушло на второй план. Я по прежнему много работаю, много двигаюсь и общаюсь, но всё чаще и чаще замираю, как бы прислушиваясь.
Я читала комментарии у Петра, я видела, как замерли даже те, кто не знал отца Пантелеимона.
Но ведь жизнь наша стремительная и скоротечная такова, что пройдет какое-то время и нас всех тех, кто замер, задумался и остановился, поглотит житейская суета, да и память с годами тускнеет. Да, конечно, можно потереть, как подернутую патиной монетку, но для этого вновь должно случится потрясение. Вот такое. Когда умер - друг.

Имею ли право говорить, что Пантелей был моим другом? Думаю, что имею. Мы были во френдах с его первых дней в жж, помню, как впервые обратилась к нему помочь разобраться в одном сложном для меня вопросе и он откликнулся сразу же. Его записи я редко комментировала, а он... если хотел что-то сказать мне о моих, писал не в журнале, а почтой. В 2006 году на то были объективные причины. Как глупо, что я иногда ленилась, и нашу переписку не всегда добавляла к своим сообщениям, пусть даже скрытыми комментариями. На самом деле не так и много было этих писем. Но кто же мог знать, что наступит тот час и... я пожалею, что не сохранила каждое слово этого Человека.

Я видела Пантелея только два раза.
Первый в начале июня минувшего года.
Руководство нашего вуза приказало руководству факультетов лично инспектировать Сергиево-Посадскую учебно-производственную базу, что в деревне Хотьково, на предмет готовности к своим летним практикам. Мероприятие закончилось где-то часам к 11 утра, мне очень не хотелось уезжать в Москву, и я поехала в Лавру. Утром, когда собиралась на полигон, машинально сунула в сумку совенка, которого когда-то давно купила, чтобы подарить Пантелею. Повод для подарка был. Вчера у Дениса был день рождения, а через несколько дней он отправлялся в поездку на поиски своего Посада.
Найти его мне не составило труда, помогли коллеги с кафедры инженерной геологии, ведущие постоянный мониторинг на территории Лавры.
Мы немного погуляли по дорожкам монастыря, посидели у Троицкого Собора на лавочке, поговорили, в общей сложности час, может быть, чуть больше. Пообещала приехать через два дня.. Но что-то отвлекло, закрутилась: сессия, выпуск, приёмная компания. Увидела его фотографии в ленте, написала письмо с поздравлениями, позднее поздравила с зачислением в Академию и в сентябре специально поехала в Лавру. Мне так было радостно, когда он уезжал учиться в Грецию. Кто же тогда знал?

Последние письма от Дениса у меня сейчас во входящих почтового ящика. Для переписки у нас было два повода и оба безрадостные:
мой пост за 30-е декабря ( за день до моей серебрянной свадьбы) о том, как трудно жить с осознанием предательства людей, которых считал своими друзьями и страшная болезнь и смерть моей кошки Василисы.

Я спрашивала, да как же мне простить людей, которых считала друзьями и которые так обидели, а он писал о моём неумении смиряться, о гордыне, что словами теми, мне попали в очень болезненную точку, самолюбие моё царапнули, о том, что смиренный человек скажет, что это я получил по грехам своим и попросит милости, а такой как ты - начнет возмущаться, обвиняя всех и вся. А чего было проще вспомнить "Научитесь от Меня, яко кроток и смирен есмь сердцем"..
Я писала о несправедливости слов, сказанных в мой адрес, постоянно спрашивала "за что?" "разве заслужила?", а он мне писал, что это совсем не страшно, когда незаслуженно злословят, потому что когда незаслуженно - блаженны, а когда заслуженно, то надо каяться и просить прощения.
Я говорила, но как можно простить, если обидно до слёз, до боли за грудиной, ведь сказали люди не чужие, а он отвечал мне, что обида это тоже грех и зло, ведь не важно справедливо или нет тебя обидели, ты должна её победить, эту заразу в себе, которая сейчас разъедает твою душу и отравляет жизнь.
Осенью, когда с ногой случилась беда, сетовала на несправедливость судьбы ко мне, спрашивала у всех и вся, за что же мне выпадают бесконечно какие-то испытания, которые должна и должна преодолевать, он писал, что они делают меня только сильнее, ведь не по силам креста Господь не дает, просто каждому кажется, что его крест тяжелее, чем у других.
Я была скептиком и не скрывала от него своих отношений с верой, а он был терпелив.. Смеялся, тебя бабушка не зря Верой назвала и рассказанная тобой история крещения тому пример. Он видел, что я, как любой цивилизованный человек, почти сожалею о своём неверии и писал, что мне стоит попробовать сделать шаг и станет проще жить (так понимала, что это о моём отношении к жизни, о реакции на всё, о моих эмоциях). "Ты пойми, что не нужно было бы свои думки в подсознание запихивать или, хуже того, на окружающих выплескивать, как делаешь ты, а можно было бы прийти к Господу и попросить: "Господи, пожалей, дай сил преодолеть мою слабость, дай силы перенести..." Слабость... Вот оно было как...
Ему тогда не удалось, да и попыток не было настойчивых утвердить меня в вере. Просто я читала его дневник и письма, видела поступки, слышала слова человека искреннего, чистого и открытого душой, слышала и верила ЕМУ.
Я говорю сейчас тем, кого простила совсем недавно, что могут быть благодарны за это только Пантелею. Я действительно простила всех и за всё. Ведь то, что не прощенная обида это страшная вещь, которая может иссушить душу, озлобить и мучить до самой смерти - я вынесла из бесед именно с этим человеком. Итогом наших разговоров о прощении стала, написанная мною Игра в слова... - 1.
Остальные части опять не дописала, но на тот момент были объективные причины. В это время тихо умирала моя кошка. Я молчала в журнале, плакала целыми днями и опять мне, словом помогал Пантелей.
Я своими руками внесла девочку в кабинет. Я, когда мой сильный муж нервно курил на улице и не скрывал своих слез, держала её на руках, шептала ласковые слова, до тех пор, пока не перестало биться её сердечко.
Я знаю, я уверена, если бы не Пантелей - этого не смогла бы сделать ни-ког-да, я бы мучила животное, любимое, как собственное дитя... жалея не её, а свою скорбь.. Он писал мне, что настоящая любовь милосердна и если любишь.. И я сделала это.

У меня в почтовом ящике последние 8 писем, каждое из которых заканчивается одними словами "Благословение Божие и Ангела-Хранителя..."


Во вторник, 23-го января в 6 утра я уеду в Зосимову Пустынь прощаться с другом.
Другом, который по возрасту был почти на 20 лет моложе меня и одновременно старше вековой мудростью Веры...

Сегодня дала Серёже почитать письма Дениса. Муж долго молчал, а потом так же молча ушел к себе в комнату.
Только что пришел ко мне и сказал:
- Мы поедем с тобой вместе. Спасибо, что сказала...

lytrumsalicaria
Истоки моего пристрастия ко всякой живности и растительности лежат аж в конце позапрошлого века! Именно тогда родился замечательный человек Леонид Алексеевич Невский , друг нашей семьи. Образование он получил ещё до революции , а уже в 20-х годах преподавал в школе , где тогда молоденькая моя бабушка училась. Забегая вперед . скажу , что и мамуля моя у него успела поучиться , уже после войны. Но учительство его не слишком занимало , хотя преподавателем он был хорошим , а главное - увлеченным.За карьерой же педагога не гнался , а в школе старался вести предметы не первой важности , у мамы в классе он вел , к примеру , астрономию.Ну а при случае и вообще перешел в гороно методистом , на должность ещё менее престижную и хуже оплачиваемую , чем учительская. Зато дававшую больше времени для занятий наукой.

Действительный член Географического Общества , Л.А. почти всю свою долгую жизнь занимался фенологией , то есть наблюдением за сезонными изменениями в природе, по большей части с приставкой фито- , то есть был в первую очередь ботаником. И делал это на редкость обстоятельно и скрупулезно , регулярно отсылая в Ленинград материалы наблюдений . В сводке "Сезонная жизнь Русской равнины" данные по его (и моей тоже) родной Нерехте , собранные им вместе с его старшим коллегой Корепиным, который имел уклон более в орнитологию; не имеют себе равных как по количеству наблюдавшихся объектов так и по протяженности - 1921-1965 гг. Причем за это время он побывал и в ежовских лагерях , откуда , к счастью , вышел по первой , довоенной ,"бериевской "амнистии, и на фронте , провоевав с июня 41-го до капитуляции Квантунской армии .

Город наш и сейчас невелик , а 70 лет назад был и вовсе крохотным. Лес не сказать чтоб подходил к городской черте , но находился в пределах шаговой (а другой тогда и не было, пешочком , пешочком...)доступности. Мама вспоминала , что в войну , а особенно в голодные 1946-47годы, он был не то чтоб кормильцем , но весьма существенным подспорьем. Потому мама с бабушкой использовали каждую возможность для походов за лесными дарами. Да ещё и сушняк на дрова прихватывали, сколько было по силам на плече донести.
Постоянным их спутником стал , вернувшись с фронта , Л.А. , совмещая при этом заботу о пропитании семьи с интересами высокой науки. Юная матушка моя хоть и интересовалась по большей части зверушками и птичками (весьма упоенно надо сказать), но и травками не пренебрегала , став заинтересованной слушательницей , а когда и помощницейНевского.

Потому , годы спустя , когда её спутником в лесных уже просто прогулках стал я, она могла уверенно назвать любую сколь-нибудь приметную травку и провести в отдаленный уголок , где в овраге растёт редчайшая ольха полыннолистная. И подобное поведение и знание стало для меня столь же естественным как для москвича привычка садиться именно в тот вагон метро , который останавливается ближе всего к нужному выходу со станции.
Л.А. в те годы уже состарился , в лес выбирался редко , во всяком случае я не помню , чтоб мы с ним куда то ходили. Но самого его помню хорошо и в его маленьком вросшем в землю доме из непропорционально толстых бревен на тихой улочке рядом с моей первой школой бывал довольно часто , то с матушкой , то один.

К сожалению, у нас от Л.А.не осталось даже ни одной фотографии. Только несколько книг с дарственными надписями в т.ч. дореволюционные ещё определители растений Маевского и чудом сохранившееся письмо из армии , датированное летом 45-го, промежутком меж двумя войнами. Но , может , у кого-то , читающего эти строки станет чуть теплей на сердце от незамысловатого рассказа и , значит , тянущаяся сквозь года нитка памяти пока ещё не оборвется...

Пррродолжение следует.
Tags: дрррузья, личность, наши воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments