super_kakadu (super_kakadu) wrote,
super_kakadu
super_kakadu

"Я встррретил вас" - наши воспоминания. Часть тррретья

Перррвые две части можно прррочитать здесь и здесь.

nikolaeva

Made in USSR-3. Журфак. Учителя
"Лишь время правильно оценивает людей", - медленно и жестко произносила эти слова Кучборская. Она стояла на возвышении в Ленинской аудитории, справа от нее белел бюст Ленина, незрячими каменными глазницами пялился вождь куда-то в пустоту. Бюст стоял на какой-то тумбе на полу. Кучборская - на высокой кафедре. И она возвышалась над ним, была выше их всех, бывших и будущих вождей. Она медленно проводила перед своим лицом сухой почти бестелесной рукой, разгоняя дым эпох и столетий, отметая все пустое - славу, деньги, власть. И учила нас только тому, что всегда есть и будет, тому, что имеет подлинную цену.

"Лишь время правильно оценивает людей..." Что мы знали о времени, юные оглоеды? Нас переполняла радость жизни. Над нами время было еще не властно, но оно, затаившись в темных углах аудитории, уже пялило на нас свои жадные глаза, уже протягивало мохнатые лапы, предчувствуя, как возьмет над нами верх, как высосет наши силы и благие намерения.
Университетские наставники спасали нас от казенной трескотни газетных передовиц, они заставляли своих учеников поверить в то, что у каждого человека есть душа и что она должна болеть.

"Есть люди, в жилах которых лишь грязь и вода..."- с грустью шептала Кучборская, опустив голову. И тут же над нашими головами произносила заклятие, спасающее нас от этой страшной участи: "Я обрекаю этого человека скитаться и вечно искать частицы утерянной красоты... и совершенства". Елизавета Петровна обрекала нас искать, и мы до сих пор пытаемся делать это - искать красоту и правду в этом довольно страшном мире.

Профессор Ковалев, рассказывая о русской литературе, доказывал нам, что истина - ничто рядом с милосердием и милостью, что ни одна теория не оправдывает жестокость. Он заставлял нас видеть в литературных героях живых людей, требовал, чтобы мы страдали вместе с ними. Помню, на экзамене он спросил меня, почему же Катерина в "Грозе" пошла на самоубийство? Что стало последней точкой в жизни ее? И я вдруг неожиданно для себя увидела просто молодую несчастную женщину, а не какой-то символ протеста . Сокрушенная личной трагедией, она винится перед теми, кто ее покаяния не мог ни понять, ни оценить, ни снять тяжесть с души ее. И тогда она, придавленная стыдом и виной, сама приговорила себя к смерти, забыв о милосердии Господа.

"Переходите ко мне на филфак", - помолчав, сказал Ковалев. Как они умели заставить нас, желторотых, поверить в то, что мы что-то можем. Как велик был их гнев, если они видели равнодушные глаза и понимали, что мимо нас прошли те истины, которые они пытались вложить в наши головы. "Дурак"- недрогнувшей рукой могла написать в зачетке Кучборская. После чего несчастному студенту приходилось заново переоформлять зачетную книжку. Проставлять оценки после такой записи было бы немыслимо. Получался абсурд - дурак в третьей или четвертой степени? Любая оценка приклеилась бы к этой характеристике.

А однажды на факультете распахнулась дверь аудитории и из нее вылетел туго набитый чем-то портфель, вслед за портфелем - огромный брюнет, за брюнетом выбежала, мелко семеня, крошечная Людмила Евдокимовна Татаринова, которая, пихая этого смуглого богатыря в спину маленькими кулачками, кричала: "Вон с факультета, здесь останетесь либо вы, либо я".
Оказалось, этот легкомысленный студент пришел на экзамен по древнерусской литературе, почти совсем ничего не зная. Только за несколько минут до экзамена он спросил у однокурсников, кто такой протопоп Аввакум. О том, что Татаринова часто просит рассказать именно об этом историческом персонаже, знал даже он. И неразумные товарищи ответили ему, что Аввакум похож на Паниковского из "Золотого теленка". Все его бьют - никак не добьют. Людмила Евдокимовна, которая читала лекции о судьбах героев нашей истории так, как будто она держит этих героев за руку и плачет вместе с ними, не выдержала такого повествования о мученическом пути русского подвижника и выпихнула ничего не понимающего кощунника за дверь факультета.

"Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына..." В кипении таких страстей не могли мы остаться равнодушными и безучастными. И мы участвовали...


Е.П.Кучборская. Лекция
(© А.В.Николаева)

super_kakadu

Алексей Александрович Рессер

фильм "Колье Шарлотты"

Я хотел бы вам рррассказать пррро неспррраведливо забытого рррежиссеррра, удивительного рррассказчика и замечательного актёррра. Вы, может быть, смотрррели фильмы с ним – был такой советский детектив «Колье Шарлотты», да и не он один. В «Колье» небольшая ррроль старррика-ювелиррра, у которррого, кстати, живёт попугай в кваррртиррре. И был фильм «Рафферти», и, наверррное, были ещё, я не думал здесь подводить итоги и счёт.

Потому что я его знал соверрршенно с дррругой сторрроны, он подарррил нам своё увлечение, свой миррр, тему, поэму, парррение – он рррассказывал нам пррро Петербург так, что сейчас написать «с вдохновением» – не сказать ничего, лишь беспомощно ррразвести крррылами. Ещё тогда, дцать лет назад, мы пытались записать на магнитофон, но мы не спррравились сами, или плёнка не сохррранилась, или что-то случилось потом… Остались только воспоминания, хотя бы спасибо на том.

И с ним каждый дом в нашем горрроде был живым. Он пррроводил «экскурррсии» в аудиторррии, но мы мысленно гуляли по выбррранной улице вместе, и он рррассказывал, что в этом доме жила Зинаида Гиппиус, и к ней был пррриглашён молодой Есенин, и какие они в тот вечеррр читали стихи, а дррругие поэты слагали песни. А потом на эти стихи и песни кто-то дррругой уже сочинял паррродии… И вррремя летело, летело совсем незаметно вррроде бы, и вдррруг оказывалось, что он говорррит всего лишь пррро один дом уже тррретий час, а мы потеррряли ощущение вррремени, и единственное, что волнует нас – чтобы тётенька-уборррщица не выгнала бы всех из аудиторррии прррямо сейчас.

Для него дома – это люди, которррые их создали, жили и пррриходили в гости, их пррроблемы и перрреживания в те вррремена и после, он знал наизусть все семнадцать томов Достоевского, всех поэтов, которррых цитиррровал хотя бы стрррочку, в такой экскурррсии невозможно было поставить точку – когда побеждала тётенька-уборррщица со своими пррравами, мы сррразу же договаррривались о следующей встрррече сами, и он пррриходил к нам, и всё повторррялось опять. Как всё-таки жаль, что вррремя не поворррачивается вспять!

А ещё можно было попррросить его об автобусной экскурррсии по Невскому пррроспекту. Невский – не очень длинная улица, большинство из вас знают. За полчаса пешком в основном все попугаи спокойненько пррролетают. А теперррь – внимание – автобусная экскурррсия длилась восемь часов!!! Я сейчас вообще не понимаю, как он, немолодой больной человек, серррдечник, был к этому готов. Нас же он с самого начала пррросил не стесняться, перрриодически отключаться, засыпать минут на десять-двадцать, чтоб потом опять включаться в – беседу? экскурррсию? спектакль? – и опять слушать, смеяться, плакать…

Его уже много лет нет с нами, но никогда больше я не слышал, чтобы так говорррили о Петербурге – и дело даже не в том, что такими или не такими словами, я не знаю никого дррругого, которррый бы так сумел «сыгрррать» поэтов, гениев, эпоху и горррод, так перрредать полёт.

А может, кто-нибудь ещё, кррроме нас, сумел его записать, и плёнка сохррранилась, и чудо пррроизойдёт?

Пррродолжение следует.
Tags: дрррузья, личность, наши воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments