?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Он отправил 8 поездов с еврейскими ребятами из Праги в Англию, найдя им приёмную семью, и тем самым сохранил жизнь.

В 1938 году 29-летний Уинтон, дела которого шли хорошо, планировал поездку на рождественские каникулы на горнолыжный курорт в Швейцарию. В это время он получил письмо от приятеля из Праги.
В письме друг просил помощи с организацией лагеря для беженцев из Судет. В это время на основании Мюнхенских соглашений Чехословакии предстояло передать Судетскую область Германии. Из этого региона бежали семьи евреев, коммунистов, чехов, не желавших оставаться под властью нацистов. Всех их нужно было разместить и обустроить.

Уинтон решает, что должен действовать и спасти всех, кого сможет. Он сообщает о решении продлить отпуск начальству. Отпуск продлевают, но его начальник удивлённо заметил: «Я не понимаю, почему ты хочешь тратить своё время в Чехословакии, делая то, что ты называешь хорошей работой, когда на бирже можно зарабатывать деньги».

После так называемой «Хрустальной ночи» — массовых еврейских погромов в Германии 9–10 ноября 1938 года — Великобритания изменила правила приёма беженцев. Теперь в Британии готовы были принять детей до 17 лет при условии наличия для них места проживания и финансовых средств в размере 50 фунтов стерлингов.
Уинтон, поселившись в Праге на Вацлавской площади, в гостинице Sroubek, начинает работу. Англичанин собирает сведения о детях, которых нужно вывезти в Великобританию, и одновременно ищет семьи в Англии, готовые временно принять маленьких беженцев. Помимо этого, Уинтону необходимо было получить разрешения на проезд для детей от стран, через которые им предстояло следовать, а также найти финансовые средства, ибо 50 фунтов конца 1930-х годов — это была достаточно серьёзная сумма.

Уинтон координировал работу волонтёров в Чехословакии, а также тех, кто помогал ему в Англии.
К январю 1939 года в списке Уинтона фигурировали фамилии 760 детей, которых необходимо было эвакуировать.

Времени было мало, а найти временную семью было непросто. Иногда бывало и так — британцы, откликнувшиеся на объявления о приёме детей, при получении фотографии ребёнка отказывались его принять. И тут Уинтон придумал довольно циничный, но эффективный ход — готовым принять детей семьям он посылал сразу по шесть фотографий, предлагая им самим выбрать любого ребёнка. Это срабатывало.

Перед отправкой фиксировались все сведения о родных и близких ребёнка, которые оставались в Чехословакии, чтобы впоследствии, когда опасность минует, они могли найти друг друга.

Сначала Уинтону удалось наладить отправку детей из Праги самолётами в Скандинавию. Этим маршрутом удалось переправить несколько десятков детей, но затем этот путь оказался закрыт.
Тогда Уинтон переключился на железнодорожный транспорт. В марте 1939 года гитлеровцы окончательно оккупировали Чехословакию. За день до их вступления в столицу из Праги ушёл первый поезд с еврейскими детьми.
Несмотря на оккупацию, организованные Уинтоном поезда продолжали уходить в направлении Великобритании. Германия на тот момент не находилась в состоянии войны с Великобританией, поэтому детей из «списка Уинтона» не трогали.
Всего в Великобританию было отправлено восемь составов, а общее число детей, спасённых Николасом Уинтоном, составило 669.
Девятый поезд уйти не успел
Девятый поезд должен был отправиться 3 сентября 1939 года, но за два дня до этого началась Вторая мировая война. Хрупкий мост спасения, построенный Уинтоном, рухнул. В девятом поезде должны были ехать 250 детей, все они остались в Чехословакии. По данным Уинтона, из 250 детей, которые должны были ехать в девятом составе, войну пережили один или два человека. Об этом неотправленном поезде он всегда вспоминал с болью...

Не пережили войну и большинство близких спасённых Уинтоном детей, оставшихся в Чехословакии. Они погибли в гитлеровских лагерях смерти.
С началом войны Николас Уинтон, объявивший себя пацифистом, стал в качестве добровольца работать в Красном Кресте. В 1940 году он отказался от пацифизма и был призван на службу в ВВС в звании рядового.
После войны Уинтон работал в ООН, в Мировом банке, занимался благотворительностью и социальной помощью больным и пожилым людям, за что в 1983 году был удостоен ордена Британской империи.

Пятьдесят лет Николас Уинтон никому не рассказывал о том, как спасал детей перед войной. В 1988 году его супруга Грета, с которой он познакомился уже после войны, разбирая на чердаке коробки с документами, случайно наткнулась на списки спасённых мужем детей, их адреса и фотографии. Потрясённая Грета отнесла найденные документы в редакцию Би-Би-Си.
Британские журналисты разыскали более 80 человек, спасённых Уинтоном, и 20 из них пригласили на телешоу «That’s Life!» Сам Николас пришёл на передачу вместе с женой в качестве обычного гостя, даже не догадываясь, что речь пойдёт о нём самом. Когда ведущая рассказала о том, что он сделал, и попросила встать находящихся в зале «детей Уинтона», Николас не мог сдержать слёз.


Николаса Уинтона выдвигали на Нобелевскую премию мира, но люди, присуждающие награду, очевидно, нашли более достойных кандидатов.

К 2011 году в мире проживало свыше 5000 прямых потомков «детей Уинтона».
Николасу Уинтону была суждена очень долгая жизнь. Когда ему исполнилось 104 года, он сказал в интервью: «У меня столько дел, мне некогда умирать. Спасённые мною дети стареют, начинают хворать, нужно строить дом для ухода за ними».

Сэр Николас Винтон вспоминает:

- На Ливерпульском вокзале в Лондоне я встречал каждый поезд из Праги. В Британии тогда всё было довольно хаотично; то, чем я занимался, больше походило на деловое предприятие. Нужно было вызволить ребенка - и одновременно найти семью, согласную его принять. Затем нужно было их соединить, получить подпись на квитанции о доставке ребенка - что походило на получение коммерческого груза - и сопроводить его к месту жительства.

Единственная трудность заключалась в том, чтобы добиться разрешения на въезд детей. Дело в том, что британское министерство внутренних дел давало разрешение на въезд ребенка только при наличии английской семьи, которая согласилась бы его содержать. В то время мы не представляли, сколько у нас времени, чтобы завершить всю эту операцию.

Если бы мы знали, сколько у нас оставалось времени, мы не решились бы организовать последний транспорт с детьми. Всё это было ужасно. Последний поезд, который не удалось отправить, мне особенно памятен. Это должен был быть наш самый большой транспорт; нам удалось тогда собрать 250 детей на вокзале в Праге. Все были уже готовы отправиться в Англию. Но главное: у нас были адреса 250-ти английских семей, гарантировавших, что примут этих детей. Однако нам не удалось их вывезти. Мы ничего не знаем об их судьбе. Кое-что известно об одном ребенке или двух из этого транспорта, которым удалось спастись, но остальные дети погибли. Самое ужасное, что все эти дети уже находились в поезде, когда пришел запрет на его отправление, - началась война.

Со многими из спасенных детей я встречался. Некоторые из них написали книги о своем спасении, участвовали в телефильмах на эту тему, многие преуспели в жизни. К сожалению, мне не удалось встретиться со всеми спасшимися.

Я бы назвал эту операцию лучшим, что мне удалось сделать в жизни. Кроме этого, в моей жизни не было больших успехов. Мне не очень нравится та слава, которую мне принесло спасение детей: как мне кажется, это очень естественный, обычный поступок.

Николас Уинтон ушёл из жизни 1 июля 2015 года.

отсюда
отсюда


Метки:

Comments

silky_gold
11 июл, 2015 16:51 (UTC)
Боюсь, что эти ошибки мы будем повторять снова и снова...