super_kakadu (super_kakadu) wrote,
super_kakadu
super_kakadu

"О наших питомцах". Часть пятнадцатая

Пррредыдущие части можно прррочитать здесь: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14

owlha
Пульхерья Ивановна

Должна сказать что все коты, с которыми мне доводилось жить, были совершенно особенными. Видимо, мне на них везёт :)

Однако самой-самой - восхитительной, непревзойденной, единственной в своем роде кошкой была и остается самая первая - Пульхерья Ивановна, как ее уважительно звали дед, бабушка и все-все её знавшие.

Маленькая, низенькая, белая с рыжим пятном на спине, слишком, до неприличия, пушистая (потому и прозвали Пушкой, в уважительное имя-отчество кличка преобразовалась позже), похожая на мимимишного кошачьего подростка, Пушка мастерски ловила крыс.
Буквально за полгода до того, как её взяли в дом, дед завёл коз и тут же следом явились эти паразиты. Говорили, что жили и плодились они где-то у реки, то ли под мостом, то ли на заброшенной мельнице, а по ночам выходили в село на охоту. Не представляю, что бы старики делали, если бы не Пульхерья. Каждое утро она складывала свои трофеи на верстак в дедовской мастерской. Две-три штуки за ночь.Такие здоровые, страшные, некоторые размером побольше самой кошки, трупы с длинными, похожими на жгуты, хвостами.

Утром кошка всегда ждала, пока добычу увидят и оценят (пряталась неподалеку), а потом выруливала из-за угла и мягко, спокойно, как-бы случайно коснувшись боком дедовской ноги, с достоинством шла к бабушке на кухню за честно заработанным молоком. Иногда Пульхерью Ивановну приглашали к себе соседи - но им уже приходилось выдавать ей соблазнительные авансы в виде сметанки или еще какой вкуснятины. Каким-то образом она прекрасно понимала, что от нее требуется, работала честно, а с рассветом возвращалась домой и дрыхла на печи до вечера.

Она не была ласковой, на руки не шла, но от детей терпела всё. Помню, как Аня, моя младшая сестра (ей тогда было года три) наряжала Пушку в кукольное платье (!!! ) и водила ее по дому на передних лапах "за ручку", восхищенно распевая: "Тетя-тетя Кошка..." И что вы думаете? Покорность и молитвенно закатившиеся к небу глаза - просто ангел в рюшах, а не Пульхерья Ивановна.

Погибла она как герой: однажды утром ее нашли в хлеву, намертво сцепленной в клубке с огромной старой крысой. Они перекусили друг другу глотки.

Самого нежного кошачьего рая тебе, драгоценная Пульхерья Ивановна, отважная Кошка моего детства, навсегда молодая и прекрасная, лучшая из рода своего.

elenabyzova
Елизавета

Многие из вас, наверное, уже знают, что одно время я работала воспитательницей в детском саду. В постах я об этом, правда, не писала, но в личных беседах рассказывала. Детский садик этот находился как раз во дворе той девятины, в которой мы тогда жили.

Красота. На работу можно было ходить чуть ли не в тапочках. И вечером после второй смены возвращаться не страшно, а то у нас одна няня так вот пошла с работы по темноте уже и домой попала только через месяц, отлежав неделю в реанимации и три недели в «травме».

Дети, которые в наш садик ходили, тоже в основном жили поблизости. Ну и, соответственно, всю подрастающую молодь в округе я знала в лицо.


И вот однажды возвращаюсь я домой, не помню уже откуда, захожу во двор и вижу, как две девочки из моей группы делят котенка. Одна тянет его к себе за передние лапы, а другая намертво вцепилась в задние.

- Ага-а, ты уже его держала, теперь моя очередь!

- Да-а, хитренькая какая, ты тоже держала.

- А ты дольше меня держала.

- Девочки, - говорю, - не ссорьтесь. Дерните посильнее, и у каждой будет своя половинка.

Девчонки слегка офигевают и на какое-то время зависают в легком ступоре, переваривая услышанное. Хватка у них ослабевает, и котенок едва не падает на землю. Я подхватываю его мимоходом и, не сбавляя шага, иду к своему подъезду.

- Лена Рюрьевна (это они меня так выговаривали))) а вы его к себе домой возьмете? – разочарованию девчонок нет предела.

- Ага.

- А он ваш что ли? – не могут они смириться и робко пробуют оспорить право собственности.

- Да-а, - говорю так правдиво и убедительно, что на корню пресекаю всякую возможность дальнейших переговоров, и хотя они точно знают, что никакого котенка у нас дома нет и не было никогда, но … не может же Елена Юрьевна врать.

Вот так у нас появилась Елизавета. Я тогда и не подозревала, что принесла домой не просто полуживой комочек полосатого меха, а нечто гораздо большее. На долгие годы она стала равноправным членом нашей большой семьи. И именно после знакомства с ней мы перестали смотреть передачи и читать статьи на тему: «Думают ли животные?». А может, просто Лиза у нас была не совсем животным или, вернее, совсем не животным, а маленьким таким, странным, но очень хорошим человечком, ну и при этом, конечно, женщиной, причем с большой буквы, от усов и до кончика хвоста.

Никогда не забуду ее первую встречу с мышкой. Это случилось на даче. Представьте, Лиза сидит на крылечке в позе копилки и, элегантно обвив себя хвостиком, нежится на солнышке. А я возьми да развороши кучу прошлогодней травы. Оттуда выскакивает ошалелая мышка, натыкается на меня. Я взвизгиваю, мышка вспискивает и с дури бежит прямо на Лизку. Та с ужасом вскакивает, встает столбиком, прижав к груди передние лапки, и думаю, если бы у нее были юбки, она бы их в тот момент брезгливо подобрала.

Правда очень скоро Лиза обнаружила, что мышки, может, и неприятные на вид, но зато вкусные и полезные. Она и меня пыталась в этом убедить. Даже шла на хитрость, подкладывая мне по ночам тушки свежеубиенных мелких грызунов на одеяло или на подушку, видимо рассчитывая, что в темноте и спросонья я, не разобравшись, что к чему, съем их и пойму наконец, от чего постоянно отказываюсь и что при этом теряю.

Но все это будет потом, а сначала были вывихнутые лапы. Девчонки, видимо, здорово повредили их тогда, во время дележки. И первое время я носила Лизу на руках к еде и туалету, ждала, пока она сделает все свои дела и относила на место.

Потом Лиза, конечно, поправилась, но ничего не забыла. Я не знаю, как назвать ее чувства ко мне: благодарность, любовь, привязанность – как угодно, но то, что она была мне безгранично предана, ни у кого не вызывало сомнений. Стоило мне только чуть вскрикнуть, как Лизка тут же самоотверженно кидалась на мою защиту, даже если перед этим спала в другой комнате.

Щекотать меня, например, в ее присутствии было себе дороже. Боюсь щекотки ужасно и при этом визжу и брыкаюсь, как сумасшедшая. Лиза в такие моменты всегда приходила на выручку, залетая в комнату с видом «щас всех перекусаю!». И это, кстати, вовсе не было пустой угрозой.

Однажды отправляю куда-то сына и одновременно провожу воспитательную беседу, то есть перечисляю все, что он может делать, должен сделать, и то, чего не должен делать ни под каким видом.

Говорила я видимо слишком громко и эмоционально. Естественно, Лиза пришла посмотреть, кто это меня так напрягает. Села рядом и стала внимательно наблюдать, пытаясь въехать в ситуацию.

- Ты все понял? – спрашиваю я сына.

Тот чуть промедлил с ответом. Лиза спокойно подошла к нему и с невозмутимым видом укусила за щиколотку.

- Ай! Да понял я, понял!

- Ну, все. Можешь идти.

Однако никакие чувства ко мне не помешали Лизке в борьбе за свои права. А борьба эта началась сразу же, как только она крепко встала на свои вывихнутые лапки, и шла не на жизнь, а на смерть. В результате Лиза отвоевала себе право ходить, лежать и сидеть практически на всех горизонтальных поверхностях, за исключением столов. Тут уж я была непреклонна, используя в качестве аргумента кухонное полотенце.

Ох, и страшная же это вещь для всякой животины - я вам скажу - кухонное полотенце! Но даже при этом одно условие Лиза все-таки оговорила: если чашка с чаем или кофе стоит не на столе, а скажем, на подлокотнике кресла, то это будет рассматриваться ею, как оставленное для нее, и она может безнаказанно оттуда пить.

И да, Лиза это условие именно «оговорила». На удивление была разговорчивая кошка. При этом просто мяукала она крайне редко, только когда хотела разжалобить. Во всех остальных случаях она именно говорила, правда на своем кошачьем языке, но трудностей с переводом, как правило, не возникало.

Помню забавный случай. К нам в гости пришла моя свекровь. Провожу ее в комнату, угощаю чаем. Сидим, разговариваем. Заходит Лиза, устраивается на полу напротив нас и начинает внимательно прислушиваться к разговору, переводя взгляд с одной на другую.

Свекровь решает продемонстрировать наличие чувства юмора и между делом обращается к Лизе:

- Ну что, Лизонька, как у тебя дела? Не обижают тебя? – и с улыбкой собирается продолжать прерванный разговор.

Не тут-то было! Спрашивали – отвечаем. И Лиза выдает такой монолог с интонацией, почти театральными паузами между фразами и с соответствующей мимикой (жестикуляции не было, врать не буду))), что обескураженная свекровь успевает только заметить на это:

- Ой, Лизонька, я даже и не подозревала… - и мы с ней тихо заходимся смехом, а возмущенная Елизавета обиженно уходит.

Кстати, у нее в лексиконе было и два человеческих слова, и использовала она их вполне осознанно. «Мама» - это только по отношению ко мне и в исключительных случаях. И еще было слово «мне», с его помощью она выпрашивала лакомства. Ну как можно устоять и не поделиться чем-нибудь вкусненьким, если вас одной лапой дергают за подол, а другой трясут в воздухе как двоечник, первый раз в жизни выучивший правило, и при этом орут жалобно: «Мне-е-е…»? Правильно, никак!))

Конечно, Лизка, как любая кошка и как любая женщина, могла быть и вредной, и капризной, и настырной, но было у нее в характере одно качество, за которое мы многое ей прощали. Она умела сопереживать. Я для себя обнаружила в ней эту удивительную черту, как водится, совершенно неожиданно.

Наверное, у каждого бывают такие моменты в жизни, когда все проблемы вдруг ни с того ни с сего наваливаются разом. Вот и у меня в тот раз была именно такая ситуация. Дома я была одна, сдерживать эмоции не имело смысла.

Но это я считала, что осталась дома одна, а Лиза-то так не думала. Услышав мои подозрительные всхлипывания, она тут же прибежала ко мне и запрыгнула на колени. Несколько секунд внимательно смотрела мне в лицо, потом опустила голову и так и осталась стоять, пока я не выплакала в ее душистую шерстку все свои печали.

Кстати, насчет душистой шерстки, от Лизки всегда удивительно приятно пахло. Я все допытывалась у нее, каким парфюмом она пользуется, и заодно, где прикупила такой симпатичный меховой комбинезон в полоску. Но Лиза так ни разу и не раскололась.


Пррродолжение следует.
Tags: дрррузья, наши воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments