super_kakadu (super_kakadu) wrote,
super_kakadu
super_kakadu

Category:

Почти окончание воспоминаний Сергея Мантейфеля о сестрах Гиппиус (4)

Начало воспоминаний 1, 2, 3


 [...]

Жаль, почти через сорок лет многое истерлось из памяти, рисунки альбомов вспоминаются смутно, больше впечатлениями, а не зрительно.
Не помню точно и «загадочных» подписей. Но вот почему-то запомнилось, что на листах есть пометки, и Татьяна Николаевна рассказывала, что их оставляли близкие люди, смотревшие эти альбомы: кому что больше нравилось, тот карандашом помечал лист «своим значком» — один крестиком, другой кружочком и т.д. Упоминались и имена смотревших, но я тогда ничего не знал об этих людях, и фамилии их не запомнились. Однако странно: имя А. Блока, еще неведомого мне стихами, это имя запомнилось. Как выглядел «блоковский значок» — увы, забыл.
Осталось еще неотвязное впечатление, будто, по словам Татьяны Николаевны, в альбомах (вероятно, на обороте листов) есть или стихи, или просто строки-пометки, вписанные Блоком. Достоверно и этого не помню.
Рисовала Татьяна Николаевна и после войны, но уже в ином стиле, чаще это были наброски разрушенного Новгорода. В одном из альбомов (в послевоенном, а может, в старом, на свободных листах, — не могу вспомнить) было несколько портретных работ, например, портрет довольно частой и любимой гостьи старушек девочки Вали Ковалевой (позже — сотрудницы Новгородского музея).
Рисовала Татьяна Николаевна и меня — голову во весь лист, кажется, акварелью. Мне этот портрет сразу же не понравился, и именно потому, что я будто впервые увидел смотревшего на меня себя самого — и такого «не мужественного» серого заморыша! Каковым, впрочем, ведь и был на самом деле. Выражение лица едва припоминаю, но уж точно что-то безрадостное и не героическое: могло ли мальчишке это понравиться?
Дома у Татьяны Николаевны и Натальи Николаевны Гиппиус долгое время висел большой портрет маслом какого-то красноармейца в военной форме, писанный по заказу (наверное, по фотографии) и так и не законченный (кстати, Татьяна Николаевна одно время выполняла на дому заказы городского фотоателье на раскраску фотопортретов акварелью с попутным ретушированием).
Помню еще, что Татьяна Николаевна писала маслом на холсте один из Евангельских сюжетов («Благовещение») для иконостаса тогда действовавшего Николо-Дворищенского собора.
У меня хранятся (вместе с двумя письмами тети Таты) маленькая, с открытку, ее акварель «Девочка у зеркала» (она и написана в духе сентиментальных открыток дореволюционного времени) и два ее карандашных наброска с натуры моего, тогда двухлетнего, младшего брата, пьющего молоко из кружки.
Из дореволюционных скульптурных работ Натальи Николаевны сохранились две: погрудный портрет матери в старости (красное дерево) и — голова показавшегося из волны фантастического чудища.
В Новгородском музее есть выполненный Натальей Николаевной из дуба бюст великого князя киевского Владимира Святославича.

 [...]

Умерли тетя Тата и тетя Ната, и в обоих случаях меня в Новгороде (значит, и на похоронах) не было. Похоронены они на Петровском кладбище.

После смерти [...] какие-то ее вещи и ценные вещи Татьяны Николаевны и Натальи Николаевны Гиппиус унаследовал их родственник. Скульптурки тети Наты и альбомы тети Таты вернулись на берега Невы…

1984 год, г. Новгород.

отсюда

Пррродолжение следует.
Tags: искусство, личность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments