super_kakadu (super_kakadu) wrote,
super_kakadu
super_kakadu

Category:

Сергей Мантейфель. В ДОПОЛНЕНИЕ К СКАЗАННОМУ

Начало воспоминаний 1, 2, 3, 4



Наталья Николаевна (слева) и Татьяна Николаевна Гиппиус


По словам ст. научного сотрудника Новгородского музея В.В.Гормина, скульптурное изображение великого князя киевского Владимира Святославича (бюст из дуба, высота 41,5 см, инв. номера 8244 и 7506) работы Н.Н. Гиппиус комиссией Новг. музея было списано и уничтожено «как не представляющее художественной ценности».

В сентябре 1993 г. я сообщил научному сотруднику Отдела охраны памятников архитектуры при Новгородском музее Л.И. Круговых об авторстве находящейся в иконостасе Николо-Дворищенского собора выполненной Т.Н. Гиппиус живописной работы «Благовещение».
От сырости холст картины «просел», сильно покороблен, требует перетяжки на подрамнике.

В 1994 г. я обращался к начальнику Новгородской городской инспекции по охране памятников истории и культуры В.М. Ковалевой с просьбой предпринять какие-то меры для того, чтобы могилы Т.Н. и Н.Н. Гиппиус находились под постоянной опекой официального учреждения; кроме канцелярско-сочувственного обещания ничего не последовало.
С такой же просьбой и с сообщением о необходимости срочно укрепить обветшавшую ограду вокруг могил Т.Н. и Н.Н. Гиппиус я обратился в июне 1994 г. к директору Новгородского музея-заповедника Н.Н. Гриневу. Обещание предоставить служебную автомашину и электросварщика для выполнения необходимых работ осталось пустыми словами. Работники музея даже не знают, где эти могилы находятся, как не знают они и местонахождения могилы Б.К. Мантейфеля, когда-то под бомбежками спасавшего ценности Новгородского музея.
Май 1995 г.

ПИСЬМО АКАДЕМИКУ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК Д.С. ЛИХАЧЕВУ
13 июня 1995 г.
Многоуважаемый Дмитрий Сергеевич,
простите, пожалуйста, — беспокою Вас, но могу ли не поделиться с Вами обрушившейся на меня печалью, вернее, горестью, всех нас, россиян, касающейся: уничтожена могила Татьяны Николаевны Гиппиус. Впрочем, могила-то ещё существует (надолго ли?..), но над нею теперь высится крест с тремя не соответствующими ей фамилиями.
Придется утомить Вас некоторыми подробностями.
По мере моих физических сил и финансовых возможностей (и тех и других весьма плачевных), я старался поддерживать состояние могил Т.Н. и Н.Н. Гиппиус таким, чтобы они выглядели ухоженными, ни в коем случае не заброшенными, т.к. безнадзорные кладбищенские участки теперь мигом прибираются к рукам расторопными приватизаторами. Чуть опоздал траву выполоть или убрать сыплющийся с деревьев, из-под грачиных гнезд, всяческий сор, и могилы уже считаются «бесхозными», «ничейными».
Год назад, тоже в июне, я перекрасил оба креста, написал и укрепил на них новые дощечки. Тогда же, в одно из посещений кладбища, мне пришлось выдержать натиск некоего гр-на Адамовича, подошедшего к ограде и заявившего, что я зря тут хозяйничаю (я убирал очередной упавший с деревьев мусор) , что, дескать , Т.Н. Гиппиус похоронена здесь незаконно, что он может доказать принадлежность именно ему этого кладбищенского участка.
Но ведь для захоронения Татьяны Николаевны вовсе не понадобилось кому-то уничтожать какие-либо чужие могилы и кресты: на пустовавшем месте, с ведома тогдашнего смотрителя кладбища, в 1957 году была сооружена могила Т.Н., ее зарегистрировали, как это делалось в те времена, поставили крест, обнесли оградой.
Если, как заверял этот гражданин, когда-то (до войны, может быть) здесь существовали другие захоронения (впоследствии не примеченные ни по каким видимым признакам), то где же, спрашивается, был этот человек, вспомнивший о них лишь теперь, кинувшийся за «своим куском» именно сейчас, во времена наибольшего благоприятствования приватизаторам всех пошибов? А ведь человек этот не какой-то приезжий, он живет в Новгороде с первых послевоенных лет, я его узнал — он тоже когда-то проживал в кремле и, как выяснилось из дальнейшего разговора, помнил (наглядно) сестер Гиппиус.
О последних я рассказал ему коротко, и мне представилось, что убедил-таки в необоснованности его претензий на место, занимаемое могилой Татьяны Николаевны. Гр-н Адамович обещал не трогать
могилу, а «удовлетвориться» лишь двумя соседними (в одной из них с 1962 года покоится Елена Васильевна Миллотова, врач из Петербурга, доживавшая в Новгороде; я помню эту исключительно обаятельную христианской добротой и добрым умом старушку, некоторое время жившую у сестер Гиппиус и относившуюся ко мне с такою же внимательной, заботливой любовью, что и сами сестры).
Разговор с Адамовичем велся в присутствии позванного им нового смотрителя кладбища, проронившего напоследок, что он удовлетворен обещанием Адамовича не трогать могилу Т.Н. Гиппиус.
Все же я тогда, год назад, обратился в Инспекцию по охране памятников истории и культуры и в Новгородский гос. музей, чтобы эти учреждения взяли под опеку могилы Гиппиус (хотя бы официально предупредили смотрителя кладбища). Директор музея Н. Гринев что-то обещал предпринять, но обещания свои забыл, наверное, сразу же, лишь за мною закрылась дверь его кабинета.
По окончании зимы, перед Пасхой, 21 марта этого года я приходил на кладбище убирать мусор — всё оставалось в прежнем состоянии.
И вот 8 июня прихожу снова и вижу: крест с могилы Т.Н. Гиппиус вырван и брошен к могиле Н.Н. Гиппиус , а над могилой Татьяны Николаевны установлен-таки этим самым Адамовичем новехонький большой крест. Крестов с двух соседних могил, в т.ч. с могилы Е.В. Миллотовой, вообще нет — выброшены на свалку. Вместо них — еще два таких же креста (сами могилы пока ещё не переоборудованы).
Итак, повторяю: никогда после войны никакой Адамович не оставлял здесь следов своей «заботливой» деятельности, не претендовал на этот кладбищенский участок, выделенный для устройства трех могил (в т.ч. могилы Т.Н. Гиппиус) прежним смотрителем кладбища. И только теперь, после почти 40-летнего существования могилы Татьяны Николаевны, человек этот (Адамович) вознамерился срочно застолбить приглянувшееся ему место, присвоив ограду и вышвырнув один из крестов (Т.Н.) к могиле Н.Н. Гиппиус (могила Натальи Николаевны расположена рядом, но за переборкой ограды).
Что же теперь — возбуждать судебную тяжбу? Но что толку с меня, частного лица? Тут нужно вмешательство какого-то официального учреждения , компетентно заинтересованного в сохранении памяти о сестрах Гиппиус, нужна достаточная осведомленность в юридических вопросах, нужны те преимущества, какими располагают лишь общественные организации, а не безвестные нищие доброхоты.
О, если бы Вы знали, многоуважаемый Дмитрий Сергеевич, как мне совестно обременять Вас чем-либо, связанным с новыми и новыми хлопотами, — Вас, и без того перегруженного заботами о посильной защите столь многого, у нас преступно попираемого… Я лишь ставлю Вас в известность о случившемся, а с надеждой на какую-то помощь и с письмом похожего содержания обращаюсь к возглавляющей Петербургское телевидение Бэлле Алексеевне Курковой. Почему вдруг — к ней? Просто потому, что вспомнил: года 2 или 3 назад в одном из выпусков «Пятого колеса» рассказывалось о сестрах Зинаиде, Татьяне и Наталье Гиппиус. Мне представилось: авось, найдутся энергичные молодые журналисты, готовые побороться за сохранность могил Т.Н. и Н.Н. Гиппиус.
Нет, наивно, пожалуй…
Может, и в Новгороде кто-нибудь мог бы расшевелиться, но… не с моей подачи. Увы, им и толчок-то предпочтительнее — от авторитета: это чтобы сообразить, какого масштаба проблема — местного,
на уровне провинциального болота, или повыше, покрупнее, чтобы потом, на фоне успеха, и самим выгодно засветиться… Ну что поделать, если сама повседневная жизнь приучила меня к такому взгляду на «искренность» большинства инициатив — индивидуальных или общественных…
Осталось добавить, что состояние моего здоровья таково, что скоро я, наверное, вообще не смогу одолевать расстояние до кладбища, и если сейчас никто не заинтересуется местонахождением и сохранением могил Т.Н. и Н.Н. Гиппиус, то — «спасибо» России — могилы эти будут заброшены, а потом и окончательно разорены, «перезаселены». Такова реальность (не паника, а именно — реальность).

Поверьте, многоуважаемый Дмитрий Сергеевич, — с болью огорчаю Вас своим сообщением. Что же делать — все наши общие скорби.
Благодарю судьбу, что хоть есть кому слезницу доверить…
По возможности, доброго Вам здоровья.
С. Мантейфель.


По поводу моего письма академику Д.С. Лихачеву
(Председателю Правления Российского Фонда Культуры)
Дмитрий Сергеевич поручил разобраться в вопросе о могиле Т.Н. Гиппиус Новгородскому отделению Фонда Культуры.
9 июня 1995 г. я объяснил ситуацию зам. председателя Фонда В.Н. Матушкиной. 4 июля 1995 г. ездил вместе с нею и работниками Новгородского телевидения на Петровское кладбище.
14 августа 1995 г. В.Н. Матушкина уведомила меня: «Могила Т.Н. Гиппиус восстановлена» (т.е. крест с могилы, выброшенный Адамовичем, возвращен на прежнее место). Но соседние две могилы (Миллотовых) так, видимо, и сгинут…

отсюда

Пррродолжение следует.

Tags: искусство, личность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments