super_kakadu (super_kakadu) wrote,
super_kakadu
super_kakadu

"Мойррры" (1)

И опять я с благодарррностью жду ваших рррассказов.


mar_mi
Сестры

   Осенью у нее всегда стынут руки и снятся плохие сны. Тося просыпается и идет греть чай: набирает воду в видавший виды чайник с клеймом КВЖД (память об отце, когда-то работавшем инженером), ставит на плиту и ждет. В доме тихо и тепло, но память не оставляет ее и приходит в снах: арест и смерть отца, 10 лет лагерей навсегда застудили ее, лишив детей, надежды и своей семьи. Только дом, выстроенный дедом, дождался ее в 51-м, да две тетки - сёстры отца, прожившие вместе с ней всю жизнь. Тетки уверяли, что пока в доме висит огромная семейная икона св.Николая - их не выселят. Как ни странно, так и случилось: несмотря на то, что дом стоял на центральной улице и был конфискован 1-й этаж, где была бакалейная лавка деда, второй жилой этаж остался за семьей Тоси. И Тося прожила всю свою долгую жизнь в этом доме, похоронила теток и продолжала надеяться на встречу с сестрой.
   Иногда Тося доставала из желтого конверта жесткий твердый диск и аккуратно ставила пластинку, где неведомая певица пела, подскакивая и шипя под иглой: "Оцвели. Уж давно. Хризантемы! в саду! "



Тося была глуховата, и патефон стоял с раскрытыми дверцами - так погромче звук, и кружевной и пыльный голос из глубины времени звучал все сильней, и выше, поднимался в неведомую даль, где наверное живет и веселится Зося в летнем платье и алой шляпке, как в тот танцующий летний день в благоухающем хризантемами саду, впрочем, их белый и горький запах уже предвещает осень, разлуку и забвение....
     Зося в годы войны познакомилась с летчиком из эскадрильи Нормандия-Неман, бурный роман привел к бегству Зоси из Сов.Союза во Францию (летчик тайно спрятал ее в самолете). Ей было нечего оставлять - отец и мать погибли, сестра в ссылке...
    Сестры прожили диаметрально противоположные жизни. У Тоси - потеря родных, 10 лет лагерей, женское одиночество, темные дни и вечная боязнь всего и вся. У Зоси - счастливый брак, легкая и праздничная жизнь с мужем-военным в Алжире и Марокко, путешествия в латинскую Америку и Европу.
Они встретились через 50 лет, когда стало безопасно иметь сестру-врага и иностранку...
     Зося прилетела с твердой решимостью увезти сестру к себе. Оглядев родной дом, она плакала, узнавая ветхие жардиньерки, потертый ныне плюш, колченогие стулья, штопаный тюль и крашеный комодик - Тося жила как нищенка.Как жестоко ты шутишь, жизнь! Мы же родные сестры, у нас были общие куклы, и мама любила нас одинаково, и мы делились немудреными девчачьими сокровищами..... Вынырнув с волшебного дна детства на холодный ветер, нас разлучила река-жизнь: одной посулила вечную осень и темные дни, другой - голубой парижский дождь и серебристые ивы... И ничего нельзя вернуть, повернуть вспять...
Так они и сидели, обнявшись и не спрашивая "Как ты жила?" - все было понятно без слов.
   Зося забрала подслеповатую, сиплую, сухоногую старуху с собой, потому что "любовь все живет в её сердце больном", и уходящие годы не разлучат их больше. В 92-м году они уехали.
   Дом сразу же забрал город - второй этаж вычистили от старушечьего барахла и сдали магазину обуви. Огромную икону, патефон и крашеный комодик забрал родственник - "седьмая вода на киселе". Иногда, в осенний вечер, он ставит пластинку с неизвестной певицей и ее высокий голос, потрескивая и шипя, уводит в прежний город на тихой реке, где цветет сад, звучат птичьи трели и две сестры в белых кружевных платьях мечтают о взрослой жизни.


Пррродолжение следует.
Tags: дрррузья, наши воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments