super_kakadu (super_kakadu) wrote,
super_kakadu
super_kakadu

"Мойррры" (2)

Перррвая часть - здесь.

kopuha
Кеша

Есть у меня приятель Кеша. Красавец. Мужик. Умница. Большой миллионэр (как мне намекали), ну, по тульским меркам, конечно. В общем, принц на белом коне. Главная жизненная ценность - независимость. Женат ни разу не был, баб хватало. И дожил Кеша до 40 с лишним лет в любви и согласии с самим собой.

А потом то-ли бес в ребро, то-ли на старуху проруха - влюбился. Как детсадовец в соседку по раскладушке. Девушка, безусловно, Кеши была достойна - умна, красива и амбициозна. Отправилась она со своими амбициями завоевывать столицу. Устроилась то-ли в газовую, то-ли в нефтяную компанию( у нее и образование подходящее наблюдалось), огляделась и завернула нашего неюного принца назад в его провинциальные пенаты.

И стала у Кеши душевная травма. Ну, не привык он, чтоб с ним так обращались. У Кеши рухнула самооценка и перевернулись все его представления о жизненном порядке и справедливости. Кеша страдал, мучился ужасно. Другой бы на его месте запил. Набил бы кому-нибудь морду. Но Кеша не терпел проявлений слабости. Решил избавляться от любви цивилизованно. Пошел к психотерапевту.

И психотерапевт все Кеше объяснил. Все-все объяснил. Про химические процессы и связи нейронов, которые образуются во время влюбленности. И про гормоны. И что он, Кеша, большая человеческая величина. И про его значение для общества. И про его вклад в это самое общество. И про то, как он должен гордиться собой и вкладом. Психотерапевт хорошо Кеше все это объяснял. Года два. Видимо, Кеша сильно любил ту девушку.

А потом, очень быстро, года через два, разлюбил и прямо выбросил ее из своей жизни, как в мексиканском сериале, прямо выбросил. Очень ему психотерапевт помог. Теперь он со мной про нее говорит, безо всякого психотерапевта.
Я боюсь Кешу. Он такой умный. Такой независимый и самодостаточный. У него теперь такая самооценка. Он теперь все чувства на составляющие раскладывает и препарирует. Он теперь все знает про любовь. Ну, то есть, что ее вообще нет, есть только гормоны и химические процессы. Я ему говорю добрым голосом - "Да, да, Кеша, ничего нет, честно-честно, одни гормоны".

У меня с самооценкой напряженка. Куча обязательств, которые меня обременяют, какие-то тягостные отношения с некоторыми людьми. Я недовольна собой, своей работой. Я хожу на психологические тренинги, что-бы хоть как-то разобраться со всем этим безобразием. Думаю, а нужно ли мне со всем этим безобразием разбираться. И мне довольно тягостно выслушивать всю эту галиматью про гормоны и процессы.

Но мне жалко Кешу, он такой самодостаточный. Вчера рассказывал, как кошку к ветеринару возил, у него кошка болеет. Но кошку можно любить, это же не гормоны и нейронные связи, а что-то другое. Хотя лучше уже набил бы он кому-нибудь морду, ей-богу.


gilman_halanay
Прощание сестер

Дело было в конце 70-х годов прошлого, ХХ, века.

У моей бабушки Мани была старшая сестра Фрума, да будет благословенна память их обеих. Они очень любили друг друга и ежегодно виделись - сначала, по молодости, Фрума приезжала с детьми и внуками в Севастополь: покупаться в море, покушать фрукточки и, конечно, пообщаться с Манечкой. Потом выросли дети, а за ними и внуки, и тогда Манечка начала ездить в Питер к Фрумочке. Ехала она на месяц, а то и на два, ее брали на дачу, и она прекрасно проводила там время: дышала сосновым лесом, закупала подарки оставленной "на произвол судьбы" семье, т.е. мне, маме и папе, но самое главное - общалась с Фрумочкой.
И вот наступило печальное время, когда баба Маня летом не поехала, как обычно, в Ленинград, а осталась дома - плохо себя чувствовала. Бабуле было много лет, а ее сестре - еще больше, но ею овладела идея, что скоро она умрет, а перед этим она должна повидать младшенькую, Манечку. Из всех сестер и братьев этой большой семьи, а их было шесть, только они вдвоем еще остались в живых. Фрума, ничего не говоря сыну, позвонила нам, что едет. Как-то взяла билет - мы даже не поняли, как - и приехала.

Как она сошла с поезда, я до сих пор не понимаю - никаких кресел на колесиках тогда не было. Носильщик нес чемодан, а я тащила тетушку. Такси я подогнала прямо к поезду, мы ее перегрузили и привезли к нам. Фрума легла на большую двуспальную кровать рядом с Манечкой, и они пролежали так несколько дней, непрерывно разговаривая. О чем они говорили - я так и не узнала никогда. Бабушка не рассказывала, но почему-то мне кажется, что они вспоминали детство в Бешенковичах, свежие яйца, которые они брали прямо в курятнике, дедушку-патриарха, восседавшего на пасхальном Седере, как король... Вполне возможно, что все это я выдумала. Но мне так кажется.

Потом Фрума заболела. Она лежала на той же кровати рядом с Манечкой, и ей было плохо. Мы позвонили ее сыну. Через 3-4 дня за Фрумой приехал сын и с причитаниями: "Мама, как ты могла?!" - увез ее в Ленинград. Вскоре Фрума ушла из этого мира.

Так сестры попрощались, и я думаю, что это был самый правильный поступок, совершенный в последний год ее жизни.


Пррродолжение следует.
Tags: дрррузья, наши воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments