super_kakadu (super_kakadu) wrote,
super_kakadu
super_kakadu

Categories:

«Мне никогда ничего не рассказывают» (с)

Как же точен был Голсуорси! Медленная и спокойная английская жизнь сто лет назад так узнаваема в наших столетиях, в нереальном темпе, ускоренном, зацикленном, и всё в таком же безысходном.

Я пересекался с одной такой семьей. Главной героине при нашей встрече было за восемьдесят лет, она была практически ровесницей «главных» Форсайтов начала повествования Саги, её рождение приходилось ещё на девятнадцатый век, свадьба была в самом начале двадцатого, вся замужняя жизнь (и после) прошла в Петербурге. Муж пропал на первой войне, но три чудесные дочки любили мать, так что счастье — оно было, и семья — была.
Потом одна дочка вышла замуж и переехала в Москву, по семье второй дочери прошёлся тридцать седьмой год, у младшей жених погиб в сорок первом, ей больше никто не был нужен, она осталась жить с матерью. Жить, ухаживать за ней, беречь её. Но это ведь тоже счастье, да?

Не буду вам рассказывать, что в жизни случается разное, и горе — её неотъемленная часть. (Счастье — тоже, но оно зависит от умения его понимать, беда же, чаще всего, не нуждается в объяснениях).

«Московская» ветка дала новые побеги — родился любимый внук, спустя около трёх десятилетий — любимый правнук. Несмотря на то, что семья жила в двух городах, связь не прерывалась — телефонные разговоры, приезды в гости — дочь, внук, правнук нежно любили двух своих родных женщин — маму, бабушку, прабабушку, сестру, тётушку...

У Анюты, нашей старшей героини, случился инфаркт. Дочка смогла выходить её, поднять, только, пожалуй, ещё больше прибавилось волнения, желания помочь, оберегать, оградить.

И тут обрушилось несчастье — в Москве, в автомобильной аварии погиб внук. Семья «упала» в горе. Ленинградская сестра встала стеной — мама только что сама была на краю жизни и смерти, ей нельзя говорить об этом, она не переживёт!

Думаю, что все остальные родные, сами ошеломлённые случившимся, не поняли всего кошмара, который их ждёт на этом пути. Не поняли и не оспорили такую позицию.

А потом из-за онкологии за полгода сгорел правнук. И опять тёте Анюте ничего не сказали.

Постепенно перестала приезжать в гости и звонить «московская» дочь: любой разговор превращался в пытку. Мама спрашивала, почему давно не появлялся Миша, уже несколько лет не звонил Женя, дочь не могла на это ничего ответить, и слышать это тоже не могла. Другие родственники заглядывали, но редко — условие молчания о плохих новостях требовалось соблюдать обязательно.

Тётя Анюта прожила более века, и последние двадцать лет — в таком страшном искусственном одиночестве, не имея возможности оплакать, вспоминать, говорить... И потеряв даже тех, кто были ещё живы.
Tags: дневник, наши воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →