super_kakadu (super_kakadu) wrote,
super_kakadu
super_kakadu

Category:

Почти сто лет тому назад

Воспоминания Иды Миримовой

Начало

В двадцатые годы существовало очень ясное и понятное определение того времени – «мирное время», и кусок его воплощала в себе семья Ольги Ниловны Телепневой.
Она, Ольга Ниловна, была, можно сказать без всяких преувеличений, любимицей города. Ее отец Нил Алексеевич Ладыгин был до революции главным врачом Опочецкой больницы и пользовался в уезде большой популярностью. Его сменила на этом посту дочь – Ольга Ниловна. С папой они сразу крепко сдружились, их объединяла одинаковая беззаветная преданность своему делу. И с мамой у Ольги Ниловны установились очень дружеские отношения, хотя родители никогда в доме Телепневых не бывали, как и они у нас. Это выглядит несколько странно, т.к. в Опочке, как, наверное, во всех маленьких городках, где свободного времени относительно много, было принято собираться вместе, коротать время: сегодня – у Вариятовых, затем у Белостоцких, Румянцевых, у нас…
Так вот: насколько я помню, никто никогда из семьи Ольги Ниловны в таких собраниях не участвовал. Ни в кино, ни в театр (летом в Опочку приезжали гастролирующие труппы) Телепневы не ходили.
И только позже я узнала и поняла, чем было вызвано такое «добровольное заточение» семьи: муж Ольги Ниловны, Сергей Васильевич Телепнев в прошлом был белым офицером. Не знаю, какой он имел чин, подвергался ли когда-либо ссылке, но тогда, в начале 20-х, было известно всем, что на работу его никуда не брали – ни в какую контору, даже на должность самого мелкого служащего. И это считалось тогда совершенно понятным: кто примет «бывшего», тому может не поздоровиться. Поэтому средства для всей семьи из четырех человек (она с мужем и двое детей) зарабатывала Ольга Ниловна, а Сергей Васильевич вел домашнее хозяйство.
Видеть его можно было только по утрам, когда он с плетеной корзинкой шел за продуктами на рынок. Высокий, худощавый, с седым бобриком волос, с прямой спиной военного, он обычно шел, не поднимая глаз, здоровался очень сдержанно, не вступал ни в какие разговоры. А днем его в городе вообще не встречали.
Казалось, такое распределение обязанностей в семье наложило отпечаток и на внешний вид супругов. Сергей Васильевич был строен, подтянут, изящен, фигура же Ольги Ниловны была мужеподобной: коренастая, широкоплечая, с красным квадратным лицом, крупными руками и ногами, громовым голосом. И одевалась она как-то по-мужски. Но человек она была прекрасный, с доброй открытой душой. Сердечная,
отзывчивая женщина, хороший врач. Ольга Ниловна была главным врачом больницы, папа – заведующим железнодорожной амбулаторией. Официально больные у них были разные, но кончался их рабочий день, и после небольшого отдыха отправлялись они вместе по всем своим больным, да еще и маму прихватывали (вдруг понадобится укол или перевязка). У нас дома Ольга Ниловна бывала, но не в гостях, а только по делу, если надо было что-то обсудить о больных. Нередко случались при этом недоразумения: у папы был 43-й размер галош, а у Ольги Ниловны – 42-й. Бывало, она их перепутает, наденет вместо своих галоши отца и уйдет, а ему в 42-й размер не влезть, он и кричит: «Опять эта чертова баба мои галоши надела». Но друг к другу они относились хорошо: папа звал ее Ниловной, она его – Юлинька или Коныч. Вместе они часто выезжали на вызовы в уезд. Ольга Ниловна как-то жаловалась маме: «Коныч меня совсем за женщину не считает, скажет вознице – останови лошадь, а сам в кустики». Мама начнет отцу выговаривать, а он хохочет: «Ну какая Ниловна женщина, она парень, свой в доску».

В Опочке Ольгу Ниловну все звали по имени, папу – «доктор», всех остальных врачей – по фамилиям. Говорили, например, так: вот идут Ольга Ниловна, доктор и Либерман. Объяснить это очень просто. До революции в городе был всего один врач – Нил Алексеевич, которого, а затем и его дочь, тоже единственного врача, называли по имени-отчеству. В 1917 г. в Опочку приехал мой отец – первый посторонний доктор, за ним и закрепилось обращение «доктор». А в середине 1920-х гг., на сытый рынок НЭПа в Опочку приехало несколько врачей: хирург Михалевич, окулист Кисин, ларинголог Сакьянц, венеролог Либерман. Всех их уже звали по фамилиям.

Провинциальные врачи вообще всегда были универсалами – терапевтами, акушерами, ларингологами (Ольга Ниловна еще и гинеколог), никакого разделения на детских и взрослых врачей не существовало.

...

Как-то летом отца призвали на военный сбор (это делалось периодически, раз в несколько лет). Военный лагерь располагался в нескольких километрах от Опочки, и каждое утро папе подавали дрожки. А однажды вместо дрожек красноармеец привел верховую лошадь, старую белую кобылу, но отец никогда в жизни не ездил верхом. Он даже понятия не имел, как ему забраться на эту лошадь. Но выход нашел: подвел лошадь к скамеечке, а уже с нее, навалясь животом, взгромоздился на лошадь. И потихоньку поехал. А когда приехал в полк, снова беда: как слезть. Увидел, что идет комполка, подозвал его поближе. Тот подошел и стал рядом, отец обнял его за шею и стал на него валиться. Комполка потом говорил: «Я думал, доктор пьян».

Закончились военные сборы, и полк торжественно под звуки оркестра возвращался в Опочку. Замыкал шествие папа, мирно трусивший на своей белой кобылке. Была толпа встречающих, готовился митинг. Когда смолк оркестр и должны были начаться официальные речи, в группе ожидающих раздался гулкий хохот Ольги Ниловны, и она громогласно воскликнула: «Коныч въехал в Опочку, как Скобелев, на белом коне!». Кругом захохотали, торжественность момента была несколько смята, но фраза эта потом долго гуляла по городу.

Во время войны Ольга Ниловна осталась в оккупированной Опочке. Уже после войны Псковское издательство выпустило книгу, в которой говорилось, что она помогала партизанам, прятала и лечила раненых.

отсюда

Продолжение следует.
Tags: наши воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments