super_kakadu (super_kakadu) wrote,
super_kakadu
super_kakadu

Categories:

Почти сто лет тому назад (4)

Воспоминания Иды Миримовой

Начало 1, 2, 3

... Хотя Опочка была порядочным захолустьем, в ней было крепкое ядро интеллигенции, и жизнь в городке была интересная. Был струнный оркестр, возглавляемый братьями Вареятовыми, устраивались музыкальные вечера, в которых принимал участие и военный духовой оркестр. Был сильный для такого городка любительский драмкружок, которым руководил Михаил Петрович Румянцев. Спектакли и концерты шли в городском клубе зимой, а в летнее время – на валу. Ставили обычно классику, помню, например, постановки «На дне», «Доходное место», «Власть тьмы», играли также и советские пьесы. Выбор пьес, особенно классических, обуславливался еще наличием имеющихся в распоряжении артистов костюмов. По всей Опочке собирались остатки уцелевшей одежды прошлых лет, и когда поднимался занавес, по залу прокатывался шепот: фрак Николая Анисимовича Кудрявцева, фата Марии Федоровны Румянцевой, цилиндр доктора Заломоновича (а папы сохранился черный шелковый цилиндр)…

Лет десяти-двенадцати я безумно увлекалась театром. Мне кажется, что никогда потом я уже не испытывала такого жгучего волнения, такого замирания и восторга, как тогда на спектаклях в опочецком театре, где у артистов отклеивались усы и бороды, ходуном ходили полотняные колонны и на всю залу разносился шепот суфлера. Я тогда и не мыслила себе другого жизненного пути, кроме артистического, да это, наверное, было общим увлечением среди моих подруг. Мы устраивали свои спектакли где только могли: в амбаре на нашем дворе, в сарае у наших соседей Малиновских, на клубной сцене исправтруддома (так называлась тогда тюрьма). В исправдом нас пускали потому, что отец моих подружек Шпаковских работал там бухгалтером. Заключенные в основном были мужики, осужденные за драку: ни один праздник не обходился в Опочке или соседних деревнях без поножовщины. И вот таким зрителям мы показывали наши постановки, в основном пьесы-сказки: «Аленький цветочек», «Иван Царевич», «Розочка и Беляночка». И нас хорошо принимали, ласково к нам относились.
А однажды меня взяли играть во «взрослом» спектакле. Ставили пьесу «Беспризорные», где главными действующими лицами брат и сестра – 14-летний Коля и 12-летняя Валя, а время действия – первые годы после революции. Колю играла жена военного врача Эльза Львовна Будзинская, а я играла Валю. Я выучила всю пьесу наизусть, а когда по городу расклеили афиши, меня так тянуло еще и еще раз подойти к ним и увидеть в списке «действующих лиц и их исполнителей» свое имя. Спектакль зрителям понравился, его по требованию публики даже повторяли.
...

Александр Иванович Белинский преподавал у нас русский язык и литературу, начиная с пятого класса. Очень высокий, худой, в безукоризненно белой крахмальной сорочке, немного чопорный, он ошеломлял нас, пятиклашек, подчеркнутой вежливостью, всегда говорил нам «вы», на занятиях был сух и официален. На его уроках всегда было тихо, голоса он не повышал, не то что Рафаилыч, только нахмурится, и все притихнут. И бригад не признавал, ставил индивидуальные «уды» и «неуды». Так назывались наши отметки: удовлетворительно – «уд», неудовлетворительно – «неуд» и весьма удовлетворительно – «вуд». На оценки был очень скуп, даже «уд» у него заработать было редкостью.
Я, по-моему, только его уроки и готовила по-настоящему, а помню всего два «вуда»: за сочинение по «Бесам» Пушкина в 6-м класса и за сочинение по Чехову в 7-м. Он вообще их, «вудов», не ставил.
Я сейчас пытаюсь определить, почему так сильно воздействовали на наши мысли и
чувства уроки Белинского. Внешне они были как будто бы малоэмоциональны, сдержанны, без красот стиля, без пафоса. Какой же все-таки это секрет – педагогический талант.
Настоящий русский высокообразованный интеллигент, для которого книга является неотъемлемым содержанием жизни, Александр Иванович сумел пробудить в нас любовь, глубокое уважение к русской литературе. Даже уроки грамматики – такого, казалось бы, сухого предмета, были всегда очень интересны, и уж говорить нечего, какая всегда стояла на них нерушимая тишина.
Часто устраивал Белинский литературные вечера. Помню один такой вечер – ставили «Сон Татьяны» и «Сказку о золотой рыбке». Спектакль был оформлен как театр теней, «артисты» помещались за широким белым экраном, который изнутри освещался яркой лампой. На экране обрисовывались черные тени. Тут был простор для фантазии – так уложить «татьянинскую» прическу и так повернуть головку, чтобы локоны были четко видны, чтобы костюм Татьяны – широкие рукава, оборки, пышные юбки – все это отчетливо воспроизводилось бы на экране, чтобы получилось эффектное графическое изображение. Онегин был в цилиндре, тут, конечно, опять пошел в ход цилиндр отца. Чудища сна Татьяны изготавливались просто – из плотного картона вырезались щиты с гротескными контурами, рогатыми, хвостатыми, горбатыми, щиты укреплялись на руке «артиста» и проецировались причудливыми тенями на экран. Я играла золотую рыбку, мой костюм тоже был вырезан из картона. Картонный силуэт рыбки был заполнен прорезями в виде чешуи, прорези были заклеены золотистой бумагой. Нижняя челюсть «рыбки» была прикреплена к моей нижней челюсти, так
что, когда я говорила, рыбка тоже открывала рот. Все это было очень интересно, мы работали с увлечением, как вдруг Александру Ивановичу вздумалось показать спектакль приезжей «настоящей» артистке. Та сказала, что мы говорим слишком естественно, что во «Сне Татьяны» речь должна быть ирреальной, а рыбка должна разговаривать дремотным голосом моря. Тут все застопорилось.
Особенно маялась я, дремотный голос у меня не получался, я то шипела, то рычала, даже плакала от огорчения. Но Александр Иванович спохватился, очень вежливо выставил эту приезжую даму. Все опять наладилось, и спектакль получился эффектным (конечно, по опочецким представлениям).

отсюда

Продолжение следует.
Tags: наши воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments