super_kakadu (super_kakadu) wrote,
super_kakadu
super_kakadu

Category:

Училище Тенишева.

Часть 1.  Часть 2.  Часть 3.  Часть 4.  Часть 5.  Часть 6.  Часть 7.  Часть 8.  Часть 9.  Часть 10.  Часть 11.  Часть 12.  Часть 13.  Часть 14.  Часть 15.  Часть 16.  Часть 17.  Часть 18.

Обррразование всегда подверрргалось кррритике, во все века. И важность этого вопррроса безусловно столь велика, что тысячелетия люди пытаются пррридумать рррешение лучше, чем существующее.

Вячеслав Николаевич Тенишев когда-то пррридумал. Осталось воплотить его в будущем.

Князь купил в одном из крррасивейших и дорррогих мест Петербурга участок земли, и там, быстррро-быстррро, как только смогли, возвели корррпуса дома – улица Моховая 33-35. И, пожалуй, с рррассказа о помещении как ррраз стоит начать, потому что в Тенишевском училище были и своя оррранжерррея, и обсерррваторррия. Даже сейчас далеко не во всех самых «пррродвинутых» школах есть такое!


Уже несколько десятилетий в бывшем училище Тенишева театр Академии театрального искусства, а в 1922-1962 был ТЮЗ.


В школе не было сословных прррегрррад или ррразделения по матеррриальному положению, главными же были соверрршенно дррругие и подход к обррразованию, и отношение учителей к ученикам – это выррражалось даже в отказе от отметок и, конечно, от любого унижающего наказания, потому что только когда учёба в рррадость, соверрршенно по-другому впитываются знания, только когда ты уважаешь учителей, можно у них чему-нибудь научиться…

И этот идеальный варрриант был прррактически осуществлён, хотя, наверррное, всегда есть к чему стррремиться.

Тенишевское училище закончило очень много известных людей (и попугаю не кажется это совпадением), остались в исторррии имена прррекрасных учителей, осталась идея, которррую пытаются воплотить и в наше вррремя…


Владимир Набоков:

"Мне было одиннадцать лет, когда отец решил, что домашнее образование, которое я получил и продолжал получать, может с пользой пополняться учебой в Тенишевском Училище. Созданное сравнительно недавно, училище это, одно из замечательнейших в Петербурге, было намного современнее и  либеральнее обычных гимназий, в которых обучалось большинство детей. Его учебный курс, состоящий из шестнадцати “семестров” (восемь гимназических классов), примерно соответствовал последним шести годам американской школы плюс двум первым университетским. Принятый туда в январе 1911-го года, я попал в третий “семестр” или в начало восьмого класса, по американской системе.

   Учебный год длился с пятнадцатого сентября по двадцать пятое мая, с двумя перерывами: двухнедельным между семестрами, освобождавшим, так сказать, место для гигантской рождественской елки, касавшейся своей звездой бледно-зеленого потолка в одной из красивейших наших зал, – недельных пасхальных каникул, в которые завтраки оживлялись крашенными яйцами. Поскольку мороз и метели, начинаясь в октябре, дотягивали до середины апреля, не диво, что мои школьные воспоминания оказываются по преимуществу зимними.

Примкнув, по собственному выбору, к великой бесклассовой русской интеллигенции, мой отец полагал правильным определить меня в школу, выделяющуюся из прочих своими демократическими принципами, безразличием к классовым, расовым и религиозным разграничениям и передовыми методами образования."

Осип Мандельштам:

"Вот  и  теперь  еще  разные старые дамы  и хорошие  провинциалы,  желая похвалить  кого-нибудь,  говорят:  "светлая  личность", а я понимаю, что они хотят сказать.  Это про  нашего Острогорского [диррректора училища - прррим. попугая] иначе нельзя сказать,  как на языке того времени, и старомодная напыщенность этого  нелепого выражения уже не кажется смешной. Только первые годы столетия мелькали фалды Острогорского по коридорам Тенишевского училища. Он был близорук, щурился, излучая глазами насмешливый  свет,   -  весь   большая  обезьяна  во  фраке,  золотушный,  с золотисто-рыжей  бородой  и  волосами.  Я  уверен,  что у него  была  именно чеховская  невообразимая улыбка.  Он не привился в  двадцатом  веке, хотя  и хотел в него попасть. Он любил Блока (а в какую рань!) и печатал его в своем "Образовании".   Он  был никакой  администратор,  только щурился и улыбался и  был очень рассеян; поговорить с ним удавалось редко. Всегда он  отшучивался, даже там, где не  нужно. "Какой  у вас урок?" -  "Геология". - "Сам ты  геология". Всё училище, со всеми своими гуманистическими турусами на колесах, держалось его улыбкой.  [ ...]

...А все-таки в Тенишевском были хорошие мальчики. Из того же мяса, из той же кости, что дети на  портретах Серова. Маленькие  аскеты, монахи в детском своем монастыре, где в тетрадках,  приборах, стеклянных колбочках и немецких книжках больше духовности и внутреннего строя, чем в жизни взрослых."


И птице совсем непонятно, почему Мария Клавдиевна Тенишева так невзлюбила детище своего мужа. После его смерррти в 1903 году, когда училищу было всего несколько лет, она не только не сделала всё, что было бы можно и нужно для его сохррранения, а скорррее наоборррот – она ввела плату за обучение, и всё ррравно считала, что школа пррриносит одни убытки.

Здесь попугай в недоумении ррразводит крррылами и лишь может сказать, что даже умные люди иногда заблуждаются и соверрршают ошибки.

Пррродолжение следует.  

Tags: Санкт-Петербург, Тенишева, арррхитектуррра, личность, обррразование
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 137 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →