Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Серебряный век. Сёстры Гиппиус и загадка особняка Дубасовой

Читал, что у этой легенды есть авторрр - кинодррраматурррг Никодим Васильевич Гиппиус. Говорррят, что в своё вррремя в Ленинграде он прррославился как замечательный выдумщик, но сама эта исторррия настолько интеррресная, что мне, напррримеррр, уже и не так важно, пррридуманная она или нет.

Collapse )

Серебряный век. Чукоккала. А. Блок. Шуточный протокол "Закрытие Дома Искусств". 2 апреля 1921

Заседание уже закрытого Дома Искусств 2 апреля 1921 г. Гораздо многолюднее, чем пока был открыт. Реформу закрытия правительству удалось осуществить менее, чем в полтора года. За это время все успели состариться; Анненкову есть уже нечего, ни чаю, ни булок, ни конфет. Он сидит в резиновом тулупе и грызет мраморный стол. Марии Игнатьевны тоже нет. В.Немирович-Данченко переменил фамилию на "Л. Дейч", волосы у него растут иначе, но зубов по-прежнему нет. Впрочем, зубов нет уже ни у кого. Левинсон перешел в литовское подданство, Аргутинский-Долгоруков - в еврейское, а Гумилев - в африканское. Зачем-то пришла М. С. Шагинян - впрочем, слушать уже нечего, А. Е. Кауфман уже никаких толков и слухов не передает. Холодно по-прежнему. Читают отчет - приход с правительственной субсидией - 36 р. 50 коп., расход - около 90 миллиардов. Рассказывают, что приходил Раб Крин, хотел унести все ширмы, но вовремя вмешался Сектор. Читается обвинительный акт против гражданки Елисеевой, систематически похищавшей собственные вещи. Также - о "ресторанных атрибутах". Председатель говорит, что ни у кого больше нет никаких руководящих идей.
<А. Блок>


"Закрытие Дома Искусств" написано в том же ключе, что и "Открытие Дома Искусств" 19 ноября 1919

Серебряный век. Чукоккала. Александр Блок. Открытие Дома Искусства 19 ноября 1919 года


"Художник Ю.Анненков нарисовал их [чай с сахаром и булка] в Чукоккале. Мало того: М.В.Добужинский счёл этот рисунок недостаточным и сделал булку фундаментом Дома Искусств".


Collapse )

Серебряный век. Воспоминания Николая Чуковского о рассказе Зощенко "Аристократка"

Сейчас трудно себе даже представить, до чего убогой была нэповская роскошь. Человек, носивший пиджак и галстук, считался неслыханным франтом, изысканным денди. Человек, покупающий пирожное, считался кутилой, прожигателем жизни.

Однажды таким прожигателем жизни оказался и я. Была у меня приятельница, девочка лет семнадцати, которую звали Таня Ларина. В отличие от пушкинской Тани была она не Дмитриевна, а Константиновна. Я проводил с ней много времени. И, между прочим, свел как-то в Дом искусств. Она понравилась Мише Зощенко, он запомнил ее и потом, встречаясь со мной, всякий раз спрашивал меня о Тане Лариной.

Однажды, поздней осенью 1921 года, пошел я с Таней в театр, находившийся в Пассаже и называвшийся петроградцами по старой памяти театром Сабурова. В фойе театра – неслыханная новость! – был буфет. В антракте мы с Таней, как заколдованные, ходили мимо стойки, где стояла большая ваза с пирожными. Конечно, я понимал, что настоящий кавалер должен был бы угостить свою даму, но колебался. Collapse )

Серебряный век. Корней Чуковский о Доме Искусств и о Зощенко

[...]19 ноября [1919], на Невском в бывшем дворце петербургского богача Елисеева открылся ныне знаменитый Дом искусств, куда захиревшая Студия перекочевала в обновленном составе.

О том, чтобы этот дом был предоставлен писателям, я начал хлопотать еще в июле. Хлопотал и в Петрограде и в Москве. Дело долго не сдвигалось с мертвой точки, покуда во главе учреждения не встал А. М. Горький.

В мемуарной литературе Дом искусств описывался тысячу раз. Поэтому не стану вдаваться в подробности. Скажу только, что этот огромный домина выходил на три улицы: на Мойку, на Большую Морскую и на Невский, и что трехэтажная квартира Елисеевых, которую предоставили Дому искусств, была велика и вместительна. В ней было несколько гостиных, несколько дубовых столовых и несколько комфортабельных спален; была белоснежная зала, вся в зеркалах и лепных украшениях; была баня с роскошным предбанником; была буфетная; была кафельная великолепная кухня, словно специально созданная для многолюдных писательских сборищ. Были комнатушки для прислуги и всякие другие помещения, в которых и расселились писатели: Александр Грин, Ольга Форш, Осип Мандельштам, Аким Волынский, Екатерина Леткова, Николай Гумилев, Владислав Ходасевич, Владимир Пяст, Виктор Шкловский, Мариэтта Шагинян, Всеволод Рождественский... И не только писатели: скульптор С. Ухтомский (хранитель Русского музея), скульптор Щекотихина, художник В. А. Милашевский, сестра художника Врубеля и др.

Collapse )

"Как тесен миррр" - часть пятая

Пррредыдущие части: 1, 2, 3, 4


ellen_solle
Художник Павел Бунин

Мой друг Эмиль Сокольский (emil_sokolskij), приезжая в Москву, всегда навещает меня. И всегда дарит мне интересные книги, за что я ему очень благодарна. В последний свой приезд среди прочих книг он мне подарил книгу "Три берега" - сборник стихотворений трех поэтов: Александра Говоркова, Кирилла Ковальджи, Юлия Хоменко. Москва, РИФ "РОЙ", 1999 г.
Прочитав (не единожды) эту книгу, я заглянула в выходные данные и обнаружила: художник Павел Бунин.
Павел Бунин - это тот самый художник, который жил в комнате в доме № 8 на Тверском бульваре, в той самой комнате, в которой я жила, пока мы не переехали из этой коммуналки. Я писала о нем в ЖЖ.

Collapse )

Серебряный век. Милашевский о Николае Чуковском. Холомки. Гумилёв

«Особенно перенасыщен, переполнен стихами был Коля Чуковский… Стихи из него сочились, вытекали, как влага из губки, только что вынутой из воды. Зиму он занимался в студии поэтов при Доме искусств и, конечно, цитировал своих мэтров. Да и было кем восхищаться… Кто-то про него сказал, что он „переполнен трамваем“, так как иногда неожиданно в зарослях подлеска прохожий слышал диковинно-торопливые ритмы, похожие на удары топора:
Как я вскочил на его подножку,
Было загадкою для меня…
Это Коля декламировал обступившему его орешнику, березам и сосенкам»
(с)Владимир Милашевский

Collapse )