Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

"Как будто жизнь качнется вправо, качнувшись влево"

Всё пррроисходит само собой, слово за слово.
После рррассказа о сёстрррах Гиппиус, мой добрррый дррруг mar_mi вспомнила, что и она когда-то писала о неверрроятно ррразной участи, которррая выпала на долю двум сестрррам. И такой пррронзительной и грррустной оказалась та исторррия, что я понял - мне не пррролететь мимо.

Пусть это будет новая тема для воспоминаний о судьбах наших ррродных и знакомых.



Иосиф Бродский


Collapse )

Продолжение воспоминаний Сергея Мантейфеля о сестрах Гиппиус (3)

Начало воспоминаний 1, 2

Хранилась у старушек тонкая тетрадочка со стихами Зинаиды Николаевны, я их читал и … почти ничего, разумеется, не понял. Что меня подвигнуло, я вряд ли мог тогда объяснить, но несколько стихотворений из этой тетрадки я все-таки для себя переписал, они и теперь у меня.
Почерком ли Татьяны Николаевны или Натальи Николаевны были записаны те стихи, не помню. Может быть, самою Зинаидой Николаевной?..
После войны Татьяна Николаевна и Наталья Николаевна работали в Новгородском музее, но не «художниками-реставраторами», как сказано в упомянутом мною «Ежегоднике». Ведь профессиональной реставрацией иконописи и позднейшей станковой живописи в те годы в Новгороде еще не занимались.
Велась реставрация церковной настенной (фресковой) живописи, а такая работа, тяжелая физически, и на строительных лесах, разумеется, была им не под силу. Впрочем, их имен и нет в известном по специальной литературе списке реставраторов-монументалистов, работавших тогда в новгородских храмах.
Collapse )

Продолжение воспоминаний Сергея Мантейфеля о сестрах Гиппиус

Перррвая часть

Мне как-то и в голову не приходило, что ей уже много, много лет. А ведь была она уже согнувшаяся, седенькая старушка — низенькая, приятно морщинистая, в ходьбе клонившая одно плечо немного набок. Порою хворавшая и все же энергичная и в заботах непоседливая.
А как умела смотреть тетя Тата! Взгляд ее (как и у тети Наты) никогда не скользил мимо собеседника и не только был зорок и прям, не только выражал готовность «слушать» и «говорить», но и — опережая действительные слова — мгновенно и властно устанавливал единственно возможное условие общения с кем бы то ни было — честный, исключительно честный мыслеобмен.
Более того, этот взгляд еще и способен был жертвенно принимать, переливать в себя избыток горечи и страдания из глаз другого — обиженного, несчастного человека, пока тот не начинал смотреть просветленнее. Впитывая и поглощая чужую боль, глаза тети Таты не холодели, не ожесточались.
Они лишь утомленно сужались, и трудно было заметить великую сочувственную скорбь в лучистых складочках обаятельного старческого лица возле прищуренных век. Казалось даже, что это вовсе и не старость, и не печаль, а одна лишь неугасимая, вдохновенная душевная доброта окружила ее чудные глаза ласковыми лучиками-морщинками. Кто не различил в Татьяне Николаевне Скорбящую Матерь, тот увидел в ней добрую фею, — но и то славно! Да ведь это-то, впрочем, и главное в умеющем не плакать заодно, а надеждою утешить милостивом и умном человеке-целителе: знать, Небо ему помогает — собою заслонить сумрак и повернуться к человеку светлым ликом.

Collapse )

Серебряный век. Отрывки из воспоминаний Андрея Белого

В этот ррраз отрррывков будет не очень много, только, пожалуй, хочется ещё сказать, что Наталья Николаевна была скульптором (о чём уже писал) а Татьяна Николаевна Гиппиус - художницей, и именно ей принадлежат несколько  портретов Александра Блока и Андрея Белого.

Татьяна Гиппиус. Андрей Белый


Collapse )

Кто пррридумал пррраздник «Алые паруса»?


снимок отсюда

Около десяти лет назад мне в крррылья прррилетела книжка, в которррой прррочёл, что этот пррраздник пррридумала Ида Ильинична Славина, учительница литеррратуры известной в Петербурге (а тогда в Ленинграде) 239 школы.

Collapse )

Анонс – двадцать вторррая попугайная гостиная!

Эд Маркович

Как же хочется верррить, что вы без наших встррреч тоже соскучились! Поэтому пррредлагаю отбррросить многие пррроблемы, в которррых мы запутались, и пррросто с хорррошим настррроением поболтать с дрррузьями – я так давно не курлыкал в попугайной гостиной вместе с вами!

Гость этой встррречи – Эд, и если вы ещё мало знакомы, то у вас есть отличный шанс изменить ситуацию, потому что luckyed – классный, говорррю легко и ответственно. Так что мы с ним будем уже в эту сррреду, в 13 часов по Москве рррады вас пррриветствовать в попугайной гостиной!

Под катом несколько слов о luckyed и ссылки на посты Эда.

Ещё ррраз напоминаю: в сррреду, в 13-00 начинается наша беседа.


Collapse )

UPD
Встррреча пррроходит здесь, пррриглашаются все! =)

Сергей Довлатов о Науме Коржавине

Накануне одной литературной конференции меня предупредили:
- Главное, не обижайте Коржавина.
- Почему я должен его обижать?
- Потому что Коржавин сам вас обидит.
А вы, не дай Бог, разгорячитесь и обидите его. Не делайте этого.
- Почему же Коржавин меня обидит?
- Потому что Коржавин всех обижает. Вы не исключение. Поэтому не реагируйте. Коржавин страшно ранимый.
- Я тоже ранимый.
- Коржавин - особенно. Не обижайте его...
Началась конференция. Выступление Коржавина продолжалось четыре минуты. Первой же фразой Коржавин обидел всех американских славистов. Он сказал:
- Я пишу не для славистов. Я пишу для нормальных людей...
Затем Коржавин обидел целый город Ленинград, сказав:
- Бродский - талантливый поэт, хоть и ленинградец...
Затем он произнес несколько колкостей в адрес Цветкова, Лимонова и Синявского. Ну и меня, конечно, задел. Не хочется вспоминать, как именно. В общем, получалось, что я рвач и деляга.
Хорошо, Войнович заступился. Войнович сказал:
- Пусть Эмка извинится. Только пусть извинится как следует. А то я знаю Эму. Эма извиняется так:
- Извините, конечно, но вы – дерьмо!

Элинор Портер. "Поллианна"



Подарррили мне детскую книжку, которррую ррраньше не читал. Написана она более ста лет тому назад, и по ней сняты фильмы, которррые, опять же, не смотрррел. В общем, пррро кино ничего сказать не могу, а вот о книжке поговорррить захотелось ну очень.

Начну с того, что вторррая книга, которррая называется «Юность Поллианны» мне показалась слишком слащавой и неестественной, так что её не стану рррекомендовать точно. А вот сама «Поллианна» оставила дррругие эмоции, хотя всё вррремя боялся, что действие уже вот-вот и станет перрреслащенным, и пррринимать такое количество карррамели добррровольно нет никакой возможности, но… Это «но» оказалось самым главным – ощущение чего-то искррреннего всё-таки есть (как вам опррределение «искррренних взбитых сливок» - подойдёт?)

А на самом деле – может, и не стоит слушать попугая, может, всё совсем наоборррот, но вот только – как? Если вы её читали, поделитесь, пожалуйста, какое у вас сложилось впечатление?

P.S. Только сейчас увидел, что на каррртинке книги (мне подарррили именно такую) ррреклама. Пррростите, не заметил ррраньше.