Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Вторррой верррхний пост, которррый не прррост, это, типа, рррассказ специально для вас.

О главных  геррроях (не в снимках, но в лицах) сейчас вам подррробно поведает птица.

Во-перррвых, Андрррюша, хозяин кваррртиррры (и попугая, лучшего в миррре). Меня он увидел однажды в пррродаже,  рррешил, что я суперрр! (Ведь суперрр я, пррравда же?!) С тех поррр я вот с ним коррротаю мгновенья и жизни учу, когда есть вдохновенье.

А после Андрррюша к нам жить пррригласил крррасавицу Ларрру  (прррекрррасна – нет сил!), и я был, конечно, крррылами-то за, но Ларрра с собой пррритащила кота, о чём я вначале пррротестовал, уж больно бандюга меня доставал. И только пррредставьте – Пусиком кличут кошачьего монстррра  в умильном обличии!
Но это всё было когда-то давно, сейчас нам и думать об этом смешно, мы стали с ним птице_и_кото_дрррузьями, и дррружим все вместе, и сами, и с вами.

Исторррия вся есть по тегу «дневник», здесь кррратко для тех, кто к знакомству пррривык.

А, и ещё у нас новый жилец – сэррр Ланцелот, котёнок-птенец. Он вдррруг рррешил: Какаду – это  "мама"! Мама кота – звучит как-то стррранно для попугая в самом рррасцвете. Но что не бывает нынче на свете!

"О наших питомцах". Часть семнадцатая

Пррредыдущие части можно прррочитать здесь: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16

v_strannik

Не могу я больше молчать! И жить так больше не могу!
Она уже совершенно со мной не считается! А сперва такой милой казалась! Говорила ж мне бабушка – не доверяй рыжим! Самому смешно – ну какой же я был наивный и доверчивый, наее показную доброту купился! Но кто бы не купился? Она ведь такая ласковая была, так нежно на меня смотрела! Так радовалась, когда я приходил, и еда всегда как только - так сразу. Ну, а что еще мужчине и надо-то? Вкусная еда, ласка, и чтобы твое место на диване никто не занимал. Ну, и чувство, что ты в доме главный и вокруг тебя вся жизнь вертится. Я было и решил, что всегда так будет.
Как же, держи карман шире! Недолго музыка играла, недолго фраер танцевал. Знал бы, какая она змея – бежал бы, не останавливаясь до самой польской границы! Это она только сперва обходительная и ласковая была, пока приманивала.
Хотя звоночки с самого начала были. Когда мы только познакомились, я хотел ее на хорошую работу устроить - всегда в контакте с интересными людьми, командировки в престижные места и все такое. А она, дура, отказалась - мол, не по мне это. И вместо того, чтобы со мной в интересных местах тусоваться, со своими вздорными цветочками возится.
Лучше бы она работала, а то от нее дома вред один и всякие придирки: там не сиди, туда не ложись, это не трогай, хватит тут рассиживаться! Да разве же я рассиживаюсь? Я тружусь! И свой посильный вклад в хозяйство вношу! А она все свое – "где шлялся, мерзавец, все глаза проглядела, тебя ожидаючи"? Да где надо, там и шлялся, отчитываться перед ней не собираюсь!
Collapse )

Наша сказка

Предыдущие части: I, II, III, IV, 1, 4, 5, 6, 7, 9, 10, 12

13. chiliu
... Вере вдруг стало зябко. Показалось, что каждая волосинка на её теле шевелится от внезапно подувшего ледяного ветерка. Кожа покрылась пупырками, стала "гусиной". Внутри, где­-то в животе, у девочки будто стал расти ледяной ком, поднимаясь всё выше, пока холод не заставил Верины зубы постукивать друг о друга.

­ - Что-­то мне нехорошо, -­ прошептала Вера Коду сквозь стучащие зубы.

­- Подожди, -­ отмахнулся от неё кот, ­чувствую, что я должен немедленно ответить на зов.

­ - Это какой такой зов? ­ - спросил Макар.

­ - Оооо! Всё потом, ­ - отмахнулся Кот Код и буквально растворился в воздухе.

­ - Чего это он? ­ - озаботился мальчик, обратившись к Вере.

Но Вере было не до ответов на его вопрос. Девочка вся вибрировала в прямом смысле.

­ - Верка! ­ - заорал Макар, но внучка Вероны не отвечала, контуры её тела постепенно становились нечеткими, как будто Вера мерцая, растворялась в окружающем пространстве. все это сопровождалось ненавязчивым шумовым фоном. "Опять эта "соль"", - автоматически отметил парень.

Дракон, до этого сидевший в сторонке, удовлетворённый своим состоявшимся вокальным выступлением, наконец обратил внимание на происходящее:

­ - Что ты смотришь?! Хватай её быстрее, да держи крепче! Она же исчезает!!

Collapse )

Продолжение воспоминаний Сергея Мантейфеля о сестрах Гиппиус

Перррвая часть

Мне как-то и в голову не приходило, что ей уже много, много лет. А ведь была она уже согнувшаяся, седенькая старушка — низенькая, приятно морщинистая, в ходьбе клонившая одно плечо немного набок. Порою хворавшая и все же энергичная и в заботах непоседливая.
А как умела смотреть тетя Тата! Взгляд ее (как и у тети Наты) никогда не скользил мимо собеседника и не только был зорок и прям, не только выражал готовность «слушать» и «говорить», но и — опережая действительные слова — мгновенно и властно устанавливал единственно возможное условие общения с кем бы то ни было — честный, исключительно честный мыслеобмен.
Более того, этот взгляд еще и способен был жертвенно принимать, переливать в себя избыток горечи и страдания из глаз другого — обиженного, несчастного человека, пока тот не начинал смотреть просветленнее. Впитывая и поглощая чужую боль, глаза тети Таты не холодели, не ожесточались.
Они лишь утомленно сужались, и трудно было заметить великую сочувственную скорбь в лучистых складочках обаятельного старческого лица возле прищуренных век. Казалось даже, что это вовсе и не старость, и не печаль, а одна лишь неугасимая, вдохновенная душевная доброта окружила ее чудные глаза ласковыми лучиками-морщинками. Кто не различил в Татьяне Николаевне Скорбящую Матерь, тот увидел в ней добрую фею, — но и то славно! Да ведь это-то, впрочем, и главное в умеющем не плакать заодно, а надеждою утешить милостивом и умном человеке-целителе: знать, Небо ему помогает — собою заслонить сумрак и повернуться к человеку светлым ликом.

Collapse )

Джеймс Хэрриот. МОИСЕЙ. НАЙДЕННЫЙ В ТРОСТНИКЕ

Да, придется поднапрячь силу воли, чтобы вылезти из машины. Все десять миль от Дарроуби я размышлял над тем, что особенно холодными йоркширские холмы кажутся вовсе не тогда, когда их укрывает снег, а именно сейчас, когда он только-только лег белыми полосами на их голых черных склонах и они смахивают на черно-белых тигров, изготовившихся к прыжку. А передо мной поскрипывают на петлях ворота, сотрясаемые ветром.
Машина, пусть без отопителя и полная сквозняков, все-таки казалась уютным убежищем в столь негостеприимном мире, и я добрую минуту не выпускал баранку из защищенных шерстяными перчатками рук, прежде чем собрался с духом и распахнул дверцу. Ветер чуть не вырвал ручку из моих пальцев, но я все-таки успел захлопнуть дверцу, прежде чем поплестись по смерзшимся комьям грязи к изгороди. Воротник моей теплой куртки был поднят, подбородок и уши укутаны шарфом, но все равно ледяные потоки воздуха хлестали по лицу, забирались в ноздри, обжигали виски.
Проехав ворота, я снова выбрался из машины, чтобы закрыть их, и тут сквозь слезы, туманившие взгляд, заметил нечто совершенно неожиданное. Рядом с дорогой было озерко, и среди заиндевевшего тростника, обрамлявшего его темную, твердую поверхность, глянцевито чернел какой-то клубочек. Я подошел поближе. Малюсенький, примерно шестинедельный котенок съежился в полной неподвижности, плотно зажмурив глаза. Нагнувшись, я осторожно потрогал пушистое тельце. Конечно, он мертвый — такой кроха никак не мог выдержать подобной стужи… Но нет, в нем еще тлела искорка жизни — на секунду ротик приоткрылся и снова закрылся.
Collapse )

Джером Клапка Джером. Трое в лодке, не считая собаки. (отрррывок)

ДЯДЮШКА ПОДЖЕР ВЕШАЕТ КАРТИНУ



рррисунок  И. М. Семенова


Вам в жизни не приходилось видеть в доме такой суматохи, какая поднималась, когда дядя Поджер брался сделать полезное дело. Положим, от рамочника привезли картину и поставили в столовую в ожидании, пока ее повесят.
Тетя Поджер спрашивает, что с ней делать. Дядя Поджер говорит:
– Предоставьте это мне. Пусть никто из вас об этом не беспокоится. Я все сделаю сам.
Потом он снимает пиджак и принимается за работу – посылает горничную купить гвоздей на шесть пенсов и шлет вдогонку одного из мальчиков, чтобы сказать ей, какой взять размер. Начиная с этой минуты, он постепенно запрягает в работу весь дом.
– Принеси-ка мне молоток, Уилл! – кричит он. – А ты, Том, подай линейку. Мне понадобится стремянка, и табуретку, пожалуй, тоже захватите.
Джим, сбегай-ка к мистеру Гогглсу и скажи ему: "Папа вам кланяется и надеется, что нога у вас лучше, и просит вас одолжить ваш ватерпас". А ты, Мария, никуда не уходи, – мне будет нужен кто-нибудь, чтобы подержать свечку. Когда горничная воротится, ей придется выйти еще раз и купить бечевки. Том! Где Том? Пойди сюда, ты понадобишься, чтобы подать мне картину.
Collapse )

Андрей Усачёв. Умная собачка Соня

Детская книжка, прррекрррасная, пррравда! Добрррая, умная, славная  — пррраво, вы почитайте исторррии эти, их много, надеюсь, найдёте в инете, я лишь одну вам сейчас пррредлагаю, но Соню я суперрр как уважаю!


РАДУГА
      Был тёплый солнечный денёк. Собачка Соня вышла позагорать на балкон, и вдруг сверху что-то закапало…
      — Что это? — удивилась Соня.
      Она выглянула наружу и увидела маленькую девочку. Сначала девочка тихонько всхлипывала, потом начала плакать всё сильней и сильней и, наконец, зарыдала как маленькая тучка.
      «Ой-ой!» — растерялась собачка Соня, не зная, что ей делать — за зонтиком бежать или девочку успокаивать?
      И тут она увидела, как рядом с девочкой появилась маленькая радуга.
      «Ой, как интересно, — подумала умная Соня. — Это же настоящая радуга!»
      Тут девочка тоже увидела радугу и так удивилась, что слезы у нее сразу же высохли.
      Но только она перестала плакать, как радуга тут же растаяла.
      Девочка снова заплакала…
      И радуга снова появилась.
      Девочка мгновенно перестала плакать — а радуга снова пропала.
      Тут уж девочка заревела в полный голос…
      «Ой-ой-ой! — расстроилась собачка Соня. — Что же это получается?! Чтобы она не плакала, нужно, чтобы она плакала… А чтобы она плакала, нужно чтобы она не плакала…»
      И тут Соне в голову пришла очень умная мысль.
      «Нужно сделать искусственную радугу!» — подумала она. И побежала за лейкой с водой…
      Девочка сразу же перестала плакать. Радуга получилась такая большая и замечательная, что на улице стали останавливаться прохожие, а из магазина напротив высыпали продавцы.
      Пришёл полюбоваться Сониной радугой и совершенно лысый поэт Тим Собакин, и даже угрюмый дворник Седов.
      Последней выглянула жившая этажом ниже соседка Пчёлкина, у которой сушилось на балконе белье.
      — Это что за безобразие?! — закричала она и так грозно посмотрела наверх… что радуга спряталась и больше не показывалась.
      «Почему так в жизни всегда получается, — думала потом собачка Соня, что если всем что-нибудь очень нравится, то кому-нибудь это обязательно не понравится?»

Серебряный век. Гиппиус, Измайлов, паррродии и непосильная для попугая задача

Пррролог. Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7. Часть 8. Часть 9. Часть 10. Часть 11. Часть 12. Часть 13. Часть 14. Часть 15. Часть 16. Часть 17. Часть 18. Часть 19. Часть 20. Часть 21. Часть 22.





Вы не поверррите, птица уже несколько десятилетий над этой задачей безрррезультатно скачет! Но с моей пррроблемой познакомлю вас ближе к концу поста, а пока скажу лишь, что паррродии (иногда) – крррасота! Стихи же Зинаиды Николаевны пррросятся и, я бы даже сказал, нарррываются. Паррродиям вокррруг её стихов ну суперрр как вдохновенно летается!

И сррразу под катом и стихотворррение Гиппиус, и паррродия. Надеюсь, они никого не покоррробят.

Collapse )

Теперррь же о том, что столько лет не даёт покоя попугаю. Когда-то, птенцом по жизни летая, я бывал на лекциях Рессора (писал об этом вот здесь), и Алексей Александрович потрррясающе нам читал – сначала стихотворррение Гиппиус, а потом чью-то паррродию на него – весь зал рррукоплескал и летал!

Но, увы, сейчас я не помню прррактически ничего. Мне не удалость восстановить ни сами стихи Зинаиды, ни авторрра паррродийного стихотворррения… Единственное, что знаю в это мгновение – последнюю стрррочку паррродии.

А вдруг этого будет достаточно, чтобы вы помогли мне ррразобррраться с этим вопррросом, и попугайная надежда осуществилась бы вперрреди?

Итак, стрррока:

«А с лошадью нас три».

UPD. Благодаря моим дрррузьям fantasy_paris и bortans эта задача уже рррешена! Но тут же возникла ещё одна, дррругая, ответ на которую я пока не знаю. Паррродию восстановить удалось, вот. Но лишь на одном сайте я встррретил изначальное стихотворррение, а там авторрром называется совсем и не Зина! Рукавишников – вот какое пррредлагает гугл имя, а попугай пока не может с этим согласиться.
Вдруг вы и на этот вопрррос подскажете пррравильный ответ птице?

Я один, конечно. Но я жду кого-то.
Пусть я жду кого-то... Но один ли я ?
Не один конечно. Я забыл кого-то.
Правда ли ? Нас двое? Не один ли я ?

Нет. Не нужно. Страшно. Нас, конечно, двое.
Двое, чтобы не был смертен ни один.
Правда? Нам не страшно? Правда? Нас ведь двое?
Правда? – Нет. Неправда. Страшно. Я один.

Авторрр - ?

***
Сплю или проснулся? Ночи час, утра ли?
На плечах одна ли, две ли головы?
Будто как одна. Ужель одну украли?
Где я? Еду в «Вену*» или близ Невы?
Я один, конечно. Нас, как будто, двое?
Кто ж второй со мною? Как установить?
Пусть голов и две, но – думаю одною...
Я самец иль самка?.. Быть или не быть?..
Двое ль нас? В меня ли просто клин вогнали?
Я один, конечно? Страшно, хоть умри!
Ах, второй – извозчик!.. Прочь, порыв печали!
С ним нас, точно, - двое! С лошадью нас – три!!!

* - «Вена» - ррресторан в Петербурге.
Измайлов

Пррродолжение следует.