Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Почти сто лет тому назад (5)

Воспоминания Иды Миримовой

Начало 1, 2, 3, 4

Отчетливо помню себя и все происходившее вокруг, наверное, с пяти-шести лет. Уже введен был НЭП, и жизнь в Опочке протекала очень привольно. Голодное время гражданской войны и военного коммунизма помню только по рассказам, а примерно с 1922 г. рынок ломился от деревенских продуктов: крестьянам разрешалось продавать излишки. Мануфактуры, обуви и прочих фабричных товаров тоже было полно, в городе открылась широкая сеть частных магазинов: Глазман, братья Варьятовы, Столяров, Селюгин, Хейсин… Уважаемые, почтенные люди, это потом они превратились в «нэпманов», а тогда были на равных со всеми. Зайдешь в любой магазин – там есть все, что угодно для души; если чего-то нет, то приветливый хозяин при первой же поездке за товаром в Москву привезет все, что нужно. У каждого владельца магазина был список постоянных покупателей, в основном женщин, и ткани привозились индивидуально каждой, опочецкие дамы ходили в разных платьях.

Лозунг «кто кого», провозглашенный при введении НЭПа, воспринимался как честное экономическое соревнование: когда товары в государственных магазинах станут дешевле и лучше, чем у частников, покупатели у последних перестанут покупать, частники закроют свои магазины и вольются в трудовую семью рабочих и служащих. Но пока, в начале 20-х, частные лавки пестрели обилием красиво выложенных товаров, а большой магазин ЕПО (Единое Потребительское Общество) поражал пустотой и мрачностью, и покупать там было нечего. Позднее вопрос «кто кого» разрешили очень просто: частников стали арестовывать и высылать, магазины закрыли, а в ЕПО по-прежнему ничего не продавали, а если и появлялся товар, то говорили «дают» или «выбросили». Повелось это на долгие годы.

Помню, как уезжал Симон Маркович Хейсин, мы провожали его на опочецкой станции. Мина, младшая дочь Хейсиных, моя ровесница, горько плакала, а я ее успокаивала: «Подумай, какая радость будет потом, когда папа вернется». А Мина со слезами говорила: «Я не хочу потом, я хочу, чтобы он сейчас никуда не уезжал». Это было, наверное, в 28-м или 29-м году.

Collapse )

Воспоминания, или почти сто лет тому назад

Решил продолжить публиковать воспоминания Иды Миримовой (отрывок о праздниках можно прочитать было здесь).

Мой отец, Юлий Кононович Заломонович родился в 1888 г. в Риге.
...
... в университет его по причине установленных для евреев процентных норм поступления не приняли, и пришлось ему ехать на учебу в Германию, в Кенигсберг. Денег на учебу не было, и их дал тесть, выучивший, таким образом, для дочки (Анны Наумовны, 1895 г.р.) мужа. Это не был, конечно, брак по расчету, родители дружили с детства (их матери были двоюродными сестрами), семьи часто ездили к друг другу в Ригу и Двинск, мать и отец были нежно влюблены друг в друга. Может быть, и не связал бы себя отец узами брака так рано, да дедушка был практичным человеком.

Поженили родителей (маме только исполнилось 16 лет), и уехал отец в 1911 г. учиться в Кенигсберг, а мама осталась в родительском доме. Отец приезжал только на каникулы. Привез он из Германии отличное знание классической музыки, и, помню, в Опочке вечерами мог «проигрывать», напевая и за артистов, и за оркестр «Аиду», «Травиату», «Кармен». Слух у него был прекрасный. В 1912 г. родился мой брат Илюша, а в 1914 г. отец окончил университет, защитил диссертацию. Но германский диплом в России оказался недействительным, его следовало подтвердить, сдав государственные экзамены, и отец сделал это в Киевском университете и стал врачом. Это было весной 1914 г. По окончании учебы молодые врачи приносили присягу – «Факультетское обещание» (Клятву Гиппократа), и копия «Обещания», подписанная отцом, сохранилась.
И вот, получив место земского врача в крошечной больничке села Новгородка Опочецкого уезда Псковской губернии, отец, забрав жену с ребенком из Двинска и бабушку из Риги, начал самостоятельную жизнь.

Collapse )

Как пересекались живопись и Нобелевские лауреаты (1)

Немецкий художник Фридрих Август фон Каульбах в 1888 году создал полотно, которое сразу завоевало признание современников – настолько симпатичные были изображённые на нем ребятишки.


Картина называлась «Детский карнавал», и все пятеро – четверо мальчишек и девочка были детьми профессора математики Альфреда Прингсгейма.

Гимназист-старшекласник вырезал из журнала репродукцию этой картины и приладил её над письменным столом.
Гимназиста звали Томас Манн, спустя десятилетие он оказался в доме Прингсгеймов и только тогда узнал, что девушка, в которую он влюбился пару месяцев назад – та самая малышка с его любимой картины.


Катя Прингсгейм 1905

Collapse )

Картина Татьяны и письма Натальи Гиппиус - Екатерине Пешковой.

Начало рррассказа о сёстрррах Гиппиус - здесь.



Екатерина Павловна Пешкова, первая жена Максима Горького

О ГИППИУС Т. Н. — ПЕШКОВОЙ Е. П.
ГИППИУС Татьяна Николаевна, родилась в 1877 в Харькове. Сестра поэта Гиппиус Зинаиды Николаевны. Окончила Академию художеств. 2 ноября 1910 — получила звание художника за картину "Садко гусляр". Художник, график, преподаватель рисования в коммерческом училище, частной школе и детском саду Шидловской, после 1918 — в советской школе. Работала художником на фабрике "Светоч". В ночь с 24 на 25 декабря 1928 — арестована в Ленинграде как «участница контрреволюционной монархической организации "Воскресение"». 22 июля 1929 — приговорена к 3 годам концлагеря и в августе отправлена в Соловецкий лагерь особого назначения
[Алфавитный указатель жителей Петрограда на 1917 год. Петербургский генеалогический портал, 2005. Издательство ВИРД, 2005. И. Флиге, А. Даниэль. "Дело А. А. Мейера". СПб.: "Звезда", 2006. С. 157-194.]
Collapse )
.
В сентябре 1930 — к Е. П. Пешковой обратилась за помощью ее сестра Наталья Николаевна Гиппиус.
<11 сентября 1930>
«Многоуважаемая Екатерина Павловна
Не откажите оказать мне содействие в получении разрешения на свидание с сестрой моей, Татьяной Николаевной Гиппиус, находящейся в г<ороде> Кеми, УСЛОН, I отд<еление>. И выслать его мне по следующему адресу: г<ород> Ленинград. Ул<ица> Кр<асной> Конницы, д<ом> 22, кв. 9. Наталии Николаевне Гиппиус.
Заранее приношу Вам свою благодарность.
С уважением Н. Гиппиус»

Collapse )

Сергей Мантейфель. В ДОПОЛНЕНИЕ К СКАЗАННОМУ

Начало воспоминаний 1, 2, 3, 4



Наталья Николаевна (слева) и Татьяна Николаевна Гиппиус


По словам ст. научного сотрудника Новгородского музея В.В.Гормина, скульптурное изображение великого князя киевского Владимира Святославича (бюст из дуба, высота 41,5 см, инв. номера 8244 и 7506) работы Н.Н. Гиппиус комиссией Новг. музея было списано и уничтожено «как не представляющее художественной ценности».

В сентябре 1993 г. я сообщил научному сотруднику Отдела охраны памятников архитектуры при Новгородском музее Л.И. Круговых об авторстве находящейся в иконостасе Николо-Дворищенского собора выполненной Т.Н. Гиппиус живописной работы «Благовещение».
От сырости холст картины «просел», сильно покороблен, требует перетяжки на подрамнике.

В 1994 г. я обращался к начальнику Новгородской городской инспекции по охране памятников истории и культуры В.М. Ковалевой с просьбой предпринять какие-то меры для того, чтобы могилы Т.Н. и Н.Н. Гиппиус находились под постоянной опекой официального учреждения; кроме канцелярско-сочувственного обещания ничего не последовало.
С такой же просьбой и с сообщением о необходимости срочно укрепить обветшавшую ограду вокруг могил Т.Н. и Н.Н. Гиппиус я обратился в июне 1994 г. к директору Новгородского музея-заповедника Н.Н. Гриневу. Обещание предоставить служебную автомашину и электросварщика для выполнения необходимых работ осталось пустыми словами. Работники музея даже не знают, где эти могилы находятся, как не знают они и местонахождения могилы Б.К. Мантейфеля, когда-то под бомбежками спасавшего ценности Новгородского музея.
Май 1995 г.

ПИСЬМО АКАДЕМИКУ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК Д.С. ЛИХАЧЕВУ
13 июня 1995 г.
Многоуважаемый Дмитрий Сергеевич,
простите, пожалуйста, — беспокою Вас, но могу ли не поделиться с Вами обрушившейся на меня печалью, вернее, горестью, всех нас, россиян, касающейся: уничтожена могила Татьяны Николаевны Гиппиус. Впрочем, могила-то ещё существует (надолго ли?..), но над нею теперь высится крест с тремя не соответствующими ей фамилиями.
Collapse )

И ещё воспоминания о Татьяне Николаевне и Наталье Николаевне Гиппиус

Начало рррассказа о сёстрррах: 1, 2

"О жизни сестер после 1910-х гг. сказано весьма скупо: "После Октябрьской революции Т. Н. и Н. Н. Гиппиус не разделили судьбу Д. С. Мережковского и 3. Н. Гиппиус, бежавших в декабре 1919 г. за границу. Обе остались в Петрограде (3. Н. Гиппиус в 1920-е годы предлагала им переехать в Париж, но сестры отказались). Сведения о последующей жизни Т. Н. Гиппиус скудны. Известно, что в 1920-е годы она участвовала в религиозно-философском кружке проф. А. А. Мейера. Перед войной она жила в Новгороде. Оказавшись во время войны на оккупированной территории, обе сестры были отправлены в Германию и заключены в концлагерь. После окончания войны сестры вернулись в Новгород, где работали художниками-реставраторами при Новгородском художественном музее".

Collapse )

Серебряный век и плюс-минус сто лет. Дом Искусств

Рррешил этот Любин рррассказ взять целиком - интерьеры ДИСКа так часто всплывают в воспоминаниях его обитателей, что хочется хоть одним глазком... =)

Оригинал взят у goldfond в Дом С.П.Елисеева на Невском
В прошлую субботу ноги занесли меня в шикарный Талион-Отель на Невском, 15, номера в котором стоят совершенно непомерных денег.
Вот макет с характерным для сегодняшней новаторской архитектуры Петербурга стеклянным пузырём на крыше, в котором находятся бассейн, спа-салон и другие экзотические прибамбасы вроде сеновала для любителей русской экзотики.

Но эта часть здания меня не интересовала.
Просто отель располагается в комплексе бывших доходных домов и в самом доме сына купца П.Елисеева — Степана Петровича, и там частично сохранились елисеевские интерьеры.
Collapse )

Серебряный век. Князь Андрей Григорьевич Гагарин

Это было давно, лет десять тому назад, год влево, год впррраво спишем на попугайный склеррроз, я оказался в усадьбе Холомки. Мы поехали туда специально, посмотррреть на тот самый знаменитый дом, пррробыли всего несколько часов, и вот уже десять лет я мысленно прррилетаю в те дни, и дни, которррые были девяносто лет назад…

В общем, мне хочется немножко поговорррить об этих местах и людях, и я опять возвррращаюсь в серебряный век, но начну, пожалуй, издалека.



Андрей Григорьевич Гагарин


Collapse )