Category: история

Почти сто лет тому назад (5)

Воспоминания Иды Миримовой

Начало 1, 2, 3, 4

Отчетливо помню себя и все происходившее вокруг, наверное, с пяти-шести лет. Уже введен был НЭП, и жизнь в Опочке протекала очень привольно. Голодное время гражданской войны и военного коммунизма помню только по рассказам, а примерно с 1922 г. рынок ломился от деревенских продуктов: крестьянам разрешалось продавать излишки. Мануфактуры, обуви и прочих фабричных товаров тоже было полно, в городе открылась широкая сеть частных магазинов: Глазман, братья Варьятовы, Столяров, Селюгин, Хейсин… Уважаемые, почтенные люди, это потом они превратились в «нэпманов», а тогда были на равных со всеми. Зайдешь в любой магазин – там есть все, что угодно для души; если чего-то нет, то приветливый хозяин при первой же поездке за товаром в Москву привезет все, что нужно. У каждого владельца магазина был список постоянных покупателей, в основном женщин, и ткани привозились индивидуально каждой, опочецкие дамы ходили в разных платьях.

Лозунг «кто кого», провозглашенный при введении НЭПа, воспринимался как честное экономическое соревнование: когда товары в государственных магазинах станут дешевле и лучше, чем у частников, покупатели у последних перестанут покупать, частники закроют свои магазины и вольются в трудовую семью рабочих и служащих. Но пока, в начале 20-х, частные лавки пестрели обилием красиво выложенных товаров, а большой магазин ЕПО (Единое Потребительское Общество) поражал пустотой и мрачностью, и покупать там было нечего. Позднее вопрос «кто кого» разрешили очень просто: частников стали арестовывать и высылать, магазины закрыли, а в ЕПО по-прежнему ничего не продавали, а если и появлялся товар, то говорили «дают» или «выбросили». Повелось это на долгие годы.

Помню, как уезжал Симон Маркович Хейсин, мы провожали его на опочецкой станции. Мина, младшая дочь Хейсиных, моя ровесница, горько плакала, а я ее успокаивала: «Подумай, какая радость будет потом, когда папа вернется». А Мина со слезами говорила: «Я не хочу потом, я хочу, чтобы он сейчас никуда не уезжал». Это было, наверное, в 28-м или 29-м году.

Collapse )

И ещё воспоминания о Татьяне Николаевне и Наталье Николаевне Гиппиус

Начало рррассказа о сёстрррах: 1, 2

"О жизни сестер после 1910-х гг. сказано весьма скупо: "После Октябрьской революции Т. Н. и Н. Н. Гиппиус не разделили судьбу Д. С. Мережковского и 3. Н. Гиппиус, бежавших в декабре 1919 г. за границу. Обе остались в Петрограде (3. Н. Гиппиус в 1920-е годы предлагала им переехать в Париж, но сестры отказались). Сведения о последующей жизни Т. Н. Гиппиус скудны. Известно, что в 1920-е годы она участвовала в религиозно-философском кружке проф. А. А. Мейера. Перед войной она жила в Новгороде. Оказавшись во время войны на оккупированной территории, обе сестры были отправлены в Германию и заключены в концлагерь. После окончания войны сестры вернулись в Новгород, где работали художниками-реставраторами при Новгородском художественном музее".

Collapse )

Серебряный век. Князь Андрей Григорьевич Гагарин

Это было давно, лет десять тому назад, год влево, год впррраво спишем на попугайный склеррроз, я оказался в усадьбе Холомки. Мы поехали туда специально, посмотррреть на тот самый знаменитый дом, пррробыли всего несколько часов, и вот уже десять лет я мысленно прррилетаю в те дни, и дни, которррые были девяносто лет назад…

В общем, мне хочется немножко поговорррить об этих местах и людях, и я опять возвррращаюсь в серебряный век, но начну, пожалуй, издалека.



Андрей Григорьевич Гагарин


Collapse )

Леонид Тарасюк – «Ленинградский д’Артаньян» (1)

С лёгкой ррруки любимой sun_ai_nuan и не менее лёгкой лапки прррекрррасной pink_mathilda вчеррра вспомнил телевизионную перрредачу, текст которррой, собственно, и пррривожу под катом.


Collapse )

Серебряный век, Николай Гумилёв и Валерий Агафонов

Как хочется снова полёта, пррросторрра, и крррыльев ррразмаха, и прррочей ррромантики… Крррасивых, пусть даже из прррошлого, фантиков, где милыми стали укоррры и споррры, а восхищение выррросло точно и даже навязло в своём постоянстве (хотя тут спасут нас, надеюсь, нюансы) – ведь зыбкое стало классикой прррочно.

Как хочется снова летать по столетьям, пусть ррразным, пусть стррранным, пусть лихолетьям, и, окунаясь в воспоминания, взлетать до какого-то вдррруг понимания, что это всё нужно ещё для чего-то – для планки, веррршины, для точки отсчёта…

Спасибо вам всем, кто меня поддеррржал, когда я княгине песню слагал, и снова то вррремя вокррруг попугая – в Серебряный век я опять, улетая, вас пррриглашаю со мною в полёт – то небо, тот воздух вновь птицу зовёт.





Collapse )

Пррродолжение следует.

Мария Тенишева и её дочь

Часть 1.  Часть 2.  Часть 3.  Часть 4.  Часть 5.  Часть 6.  Часть 7.  Часть 8.  Часть 9.  Часть 10.  Часть 11.  Часть 12.  Часть 13.  Часть 14.  Часть 15.  Часть 16.  Часть 17.  Часть 18.  Часть 19.  Часть 20.  Часть 21.  Часть 22.  Часть 23.  Часть 24.  Часть 25.  Часть 26.  Часть 27.  Часть 28.  Часть 29.  Часть 30.  Часть 31.  Часть 32.  Часть 33.  Часть 34.  Часть 35.  Часть 36.  Часть 37.  Часть 38.  Часть 39.  Часть 40.  Часть 41.  Часть 42.  Часть 43.  Часть 44.  Часть 45. 


А теперррь я затрррагиваю вопрррос, поговорррить о которрром обещал давным-давно. Многое в нём непонятно и темно, зато ррразличных трррактовок и непрррикрррытого вымысла, да и пррросто ошибок – столько, что от этого птице становится очень обидно и горррько.

Ррречь идёт об её отношениях с дочкой, очень сложных, что пррравда. Но мне кажется, что судить мы не совсем имеем пррраво, потому что всё ррравно никогда не узнаем, что же и как у них там всё пррроисходило, как всё случилось так, как было.

Что нам известно из воспоминаний княгини? Что сама она была дочерррью нежеланной и нелюбимой, что вышла очень рррано замуж за Рафаила Николаева, лишь бы уйти из дома, и тема «любящая мама» ей вообще не была знакома, что жизнь после замужества оказалась совсем не той, к которррой она стррремилась, что Мария Клавдиевна совсем молодой ррродила дочку, но «жить, как все» категорррически не согласилась, и, забрррав малышку, уехала загррраницу учиться петь. Ну, а потом… Давайте попррробуем на дальнейшие события глазами княгини посмотррреть.


Collapse )

Пррродолжение следует.

Тенишева и её диссеррртация

Часть 1.  Часть 2.  Часть 3.  Часть 4.  Часть 5.  Часть 6.  Часть 7.  Часть 8.  Часть 9.  Часть 10.  Часть 11.  Часть 12.  Часть 13.  Часть 14.  Часть 15.  Часть 16.  Часть 17.  Часть 18.  Часть 19.  Часть 20.  Часть 21.  Часть 22.  Часть 23.  Часть 24.  Часть 25.  Часть 26.  Часть 27.  Часть 28.  Часть 29.  Часть 30.  Часть 31.  Часть 32.  Часть 33.  Часть 34.  Часть 35.  Часть 36.  Часть 37.  Часть 38.  Часть 39.  Часть 40.  Часть 41.  Часть 42.  Часть 43.  Часть 44.

Попугай об этом уже курррлыкал неоднокррратно, но что может быть интеррресней, чем слова княгини, тем более в инете есть несколько снимков её ррработ, которррые я с удовольствием покажу вам ныне.

Заморррские гости. Эскиз для эмали сделан Н.К. Рерихом по пррросьбе Тенишевой. Пластина выполнена в 1907 году. Автор - Тенишева.

Кожанный перрреплёт с металлической пластиной, укрррашенный эмалью. Вензель "НКР" - инициалы Николая Константиновича Рериха. Авторрр - Тенишева


Collapse )

Пррродолжение следует.

Этногрррафическое бюррро князя Тенишева. Стррроки из книг жены и сына.

Часть 1.  Часть 2.  Часть 3.  Часть 4.  Часть 5.  Часть 6.  Часть 7.  Часть 8.  Часть 9.  Часть 10.  Часть 11.  Часть 12.  Часть 13.  Часть 14.  Часть 15.  Часть 16.  Часть 17.  Часть 18.  Часть 19.  Часть 20.  Часть 21.  Часть 22.  Часть 23.  Часть 24.  Часть 25.  Часть 26.  Часть 27.  Часть 28.  Часть 29.  Часть 30.  Часть 31.  Часть 32.  Часть 33.  Часть 34.  Часть 35.


Князь Вячеслав Николаевич Тенишев


У Марии Клавдиевны в её воспоминаниях есть такие фррразы:

«Муж ненавидел старину, находил, что это решительно ничего не дает науке и, несмотря на свой ум, отрицал даже пользу древних вещей для восстановления картин старины. Меня же он всегда дразнил моей страстью коллекционерства. Садясь на какой-нибудь стул, он никогда не преминет, бывало, сказать:

– Ах, Боже мой, может быть, и садиться нельзя, может быть, кощунство прикасаться к нему?

Иногда он говорил:

– Уберите отсюда эту дрянь, это только заводит пыль и моль.

Или так:

– Боже мой, как противно жить в этой обстановке дряхлости и древности... Эта рухлядь говорит только о том, что наши деды не понимали ни комфорта, ни механики, ни логики...

Подобным выражениям и словам не было конца. Он всегда колол меня этим, а деньги, потраченные на покупку старинных вещей, считал брошенными в огонь, и при этом всегда повторял:

– Что бы делали старьевщики, если бы не было таких самодурок, как ты?»

Мария Клавдиевна Тенишева. "Впечатления моей жизни".


Collapse )



Пррродолжение следует.

Последние дни князя Тенишева

Княгиня Тенишева, арррхеолог Сизов и рррусская старррина.