Category: музыка

Стефан Цвейг. "Воскресение Георга Фридриха Генделя". Читает Василий Лановой Часть вторая

Начало



Первое же слово поразило его. «Comfort уе», так начинался текст. «Утешься!» — словно волшебным было это слово, нет, не слово: ответ был это, данный Богом, ангельским гласом из заоблачных высей его отчаявшемуся сердцу. «Comfort уе» — как великолепно звучало, как потрясло это творящее, созидающее слово его оробевшее сердце. И, едва прочитав, едва прочувствовав прочитанное, Гендель услышал музыку этого слова, парящую в тонах, зовущую, пьянящую, поющую. О счастье, врата распахнулись, он вновь чувствовал, вновь слышал музыку!

Collapse )

"Как будто жизнь качнется вправо, качнувшись влево"

Всё пррроисходит само собой, слово за слово.
После рррассказа о сёстрррах Гиппиус, мой добрррый дррруг mar_mi вспомнила, что и она когда-то писала о неверрроятно ррразной участи, которррая выпала на долю двум сестрррам. И такой пррронзительной и грррустной оказалась та исторррия, что я понял - мне не пррролететь мимо.

Пусть это будет новая тема для воспоминаний о судьбах наших ррродных и знакомых.



Иосиф Бродский


Collapse )

Джером Клапка Джером. Трое в лодке, не считая собаки. (отрррывок)

ДЯДЮШКА ПОДЖЕР ВЕШАЕТ КАРТИНУ



рррисунок  И. М. Семенова


Вам в жизни не приходилось видеть в доме такой суматохи, какая поднималась, когда дядя Поджер брался сделать полезное дело. Положим, от рамочника привезли картину и поставили в столовую в ожидании, пока ее повесят.
Тетя Поджер спрашивает, что с ней делать. Дядя Поджер говорит:
– Предоставьте это мне. Пусть никто из вас об этом не беспокоится. Я все сделаю сам.
Потом он снимает пиджак и принимается за работу – посылает горничную купить гвоздей на шесть пенсов и шлет вдогонку одного из мальчиков, чтобы сказать ей, какой взять размер. Начиная с этой минуты, он постепенно запрягает в работу весь дом.
– Принеси-ка мне молоток, Уилл! – кричит он. – А ты, Том, подай линейку. Мне понадобится стремянка, и табуретку, пожалуй, тоже захватите.
Джим, сбегай-ка к мистеру Гогглсу и скажи ему: "Папа вам кланяется и надеется, что нога у вас лучше, и просит вас одолжить ваш ватерпас". А ты, Мария, никуда не уходи, – мне будет нужен кто-нибудь, чтобы подержать свечку. Когда горничная воротится, ей придется выйти еще раз и купить бечевки. Том! Где Том? Пойди сюда, ты понадобишься, чтобы подать мне картину.
Collapse )

Серебряный век. Георгий Иванов. День рррождения

Джеймс Хэрриот

Вы читали Джеймса Хэрриота? С какой любовью и юморрром он пишет о животных, я перрречитывал его книги много-много ррраз! Но сейчас мне хочется пррредложить вам не самый типичный рррассказ, к которррому отношусь очень трррепетно и нежно. Главное - верррить, что учить музыке детей не всегда безнадежно! =)

И спасибо iraizkaira и galyad, что мы заговорррили об этом писателе - надеюсь, что вы посмеётесь вместе с нами, и тоже станете его почитателями.

"В течение многих лет мне вновь и вновь вспоминалось мудрое изречение мистера Гарретта: "Чтобы быть родителем, надо иметь железные нервы!" Однако тот показательный концерт учеников мисс Ливингстон по классу фортепьяно потребовал бы нервов из сверх-твердого сплава.
Мисс Ливингстон, пятидесятилетняя очень симпатичная дама с приятным мягким голосом давала в Дарроуби уроки музыки не одному поколению юных дарований и ежегодно устраивала концерт в местном зале, дабы продемонстрировать успехи своих учеников в возрасте от шести до примерно шестнадцати лет, и зал при методистской церкви неизменно переполнялли гордые родители и их добрые знакомые.
В тот год, о котором пойдет речь, Джимми было девять и он готовился к торжественному дню, не слишком утомляясь.
Collapse )

Серебряный век. Осип Мандельштам и Елена Камбурова

Серебряный век. Николай Гумилёв, Александр Вертинский и "сердце моё не болит". И ещё БГ

Пррролог. Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7. Часть 8. Часть 9. Часть 10. Часть 11. Часть 12. Часть 13. Часть 14. Часть 15. Часть 16. Часть 17. Часть 18. Часть 19. Часть 20. Часть 21. Часть 22. Часть 23.







И вот мне приснилось, что сердце мое не болит,
Оно - колокольчик фарфоровый в желтом Китае.
На пагоде пестрой висит и приветно звенит,
В эмалевом небе дразня журавлиные стаи...

А кроткая девушка в платье из красных шелков,
Где золотом вышиты осы, цветы и драконы,
С поджатыми ножками смотрит без мысли, без слов,
Внимательно слушает легкие, легкие звоны.

Николай Гумилёв


Collapse )

Пррродолжение следует.

Юрий Нагибин. "Сирень". Сергей Рахманинов

И опять я с вами хотел бы поделиться отрррывками из рррассказа. Он о лете и о любви - то есть обо всём сррразу, и о том, как Рахманинов написал этот ррроманс. А если букв слишком много - так ведь их можно прррочесть и потом, не сейчас...


Исполняет Сергей Рахманинов

Collapse )

Серебряный век, Николай Гумилёв и Валерий Агафонов

Как хочется снова полёта, пррросторрра, и крррыльев ррразмаха, и прррочей ррромантики… Крррасивых, пусть даже из прррошлого, фантиков, где милыми стали укоррры и споррры, а восхищение выррросло точно и даже навязло в своём постоянстве (хотя тут спасут нас, надеюсь, нюансы) – ведь зыбкое стало классикой прррочно.

Как хочется снова летать по столетьям, пусть ррразным, пусть стррранным, пусть лихолетьям, и, окунаясь в воспоминания, взлетать до какого-то вдррруг понимания, что это всё нужно ещё для чего-то – для планки, веррршины, для точки отсчёта…

Спасибо вам всем, кто меня поддеррржал, когда я княгине песню слагал, и снова то вррремя вокррруг попугая – в Серебряный век я опять, улетая, вас пррриглашаю со мною в полёт – то небо, тот воздух вновь птицу зовёт.





Collapse )

Пррродолжение следует.